• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: они (список заголовков)
19:55 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
"...а агрессия зачастую воспринимается как путь к свободе. Единственный путь к свободе. Принятие собственной агрессивности это безусловно важнейший момент в жизни человека и без него зрелой личностью не станешь. Но это несколько о другом. Принятие агрессии позволяет как раз увидеть ее, вычленить, осознать как таковую, лишиться иллюзий в ее адрес и научиться адекватно ей управлять, а не фетишировать на нее."

Мори Амелл как раз фетишировала. Мори нынешняя как раз старается.

@темы: АВА, они

15:08 

lock Доступ к записи ограничен

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:37 

Они: механизмы привязанности. Активность

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Мори привязывается, защищая кого-то. Или хоть помогая ему физически. Если глубокой ночью вам надо закопать труп, то зовите помочь еще до убийства. Или хоть позовите ее в выходные на сеанс шоппинга - постоять столбом, а потом донести двести сумок и три пакета. Но лучше все-таки убивать.
Ее самореализация - ее тело и ее резкость. Ей нужно высвобождать свою силу, свою жест[о]кость, свою агрессию. Важно чувствовать, что в ней это хотят использовать, что она помогает тем, кто ей дорог, неся спасение через уничтожение не-своих. И, цитируя мысленный фанфик по Dragon Age, если слово Андрасте не убедит вас, щас моя сестра-малефикар тут...
Она больше всего боится не удержать руку вовремя, промахнуться, рефлекторно выпустить когти и навредить своим. Это худший ее кошмар. Второе место у страха, что ее станут пытаться "выправить."

Алан-ранний привязывается, получая, впитывая заботу. Он никогда не сможет насытиться, но зачислит вас в очень нужные и станет оберегать как источник жизни. Скорей всего ему будет почти плевать, что вы чувствуете как человек, но он придет в ужас и будет энное время сдувать пылинки, если вдруг заподозрит, что вы готовы расстаться с ним.
Со временем он научится выполнять ритуал заботы. Он подстроится. Но всегда будет лгать о причинах своих поступков.

Алан-поздний привязывается, только заботясь сам. И отвязывается тут же, да еще и огрев веревкой, если вы, вопреки его требованию, будете активно проявлять взаимность. Он не хочет привыкнуть, расслабиться, впасть в зависимость от кого-то. Только наоборот. Если секс - то чтобы без продолжения. Если дружба, то только дарующая рука. И это не комплекс "Я сам" трехлетки, это его анамнез дважды брошенного когда-то теми, без кого в ту пору он не мог. Что ж, пришлось смочь, вот он и справился. И с него довольно, понятно вам?

@темы: они

19:57 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
- Они думали, у них еще столько времени, - сочувствует ГГ, переводя часы.
- Вот что значит расслабиться.
Мори хмыкает. Мори пинает и без того крайне шаткий кофейный столик. Сервиз летит на пол вместе с ним. Алан берет ГГ за рукав, с преувеличенным беспокойством отводит к порогу комнаты. Всего пара минут, и кухня выглядит... динамичнее. Или пост-динамичнее. По крайней мере эффектно, решает Мори.
Алан, вынув из рюкзака бутылку, хочет сделать глоток, но ГГ его останавливает.
- Добавим загадки, - кивает Алан, с улыбкой ставя в раковину стакан со следами блеска на ободке.
Готово.

@темы: они

14:24 

Зависимость

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Тут подумалось, что у Назары с Сареном отношения внешне очень похожи на отношения серой с Аланом.
Они неравные. С силовой точки зрения все понятно. С правовой - у Алана прав не больше, чем у любого хаска. Другое дело, что у хасков нет инстинкта съесть друг друга, а сожрать его у них инстинкт есть, и одна воля серой-Назары им это запрещает.
Назара мало знает органиков, Сарен - один из них, перешедший на его сторону. Этим он отрезает себе все пути назад...
Равно как и Назара отрежет их, начав взламывать разум Сарена, запустив механизм однажды. Органики очень хрупкие.
Они равные. В том, что оба осознают всю тонкость нити их отношений, все ее перспективы и все последствия; в том, что каждый не сможет сыграть роль другого так эффективно; в том, что каждый из них опасается перейти черту и скорее готов к уступкам. Потому что серая Алана вправду ценит. Потому что ей вправду нужны его разум, таланты, личность. Потому что, не сразу, но постепенно, она начинает Аланом дорожить. Дотянувшись, вникнув, массируя ее болевые точки, он врастает в нее, его роль растет, а с ней и его влияние.
Подобие секса с бондажем - он связан, но он участвует, а превратив однажды прекрасный и обоюдный акт в изнасилование, сведя живого и одушевленного партнера чисто до предмета, ты навсегда утратишь его как личность. Ебать живой труп это тоже пытка.
И в какой-то момент его уязвимость превращается в его силу, ставя условие: будь со мной аккуратнее, будь внимательна.
Она будет.

@темы: они, Mass Effect и Мори: не разобрано, радужное

02:01 

Выигрывать надо уметь, ага

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Ситуация переходит в разряд повторяющихся, а не знаю, право, как реагировать. Минимально - хмыкаю с циничным видом, в процессе мерзко хихикаю в кулачок, только что-то меня, тлея, жжет в ней, и вот бы выловить.
ГГ не добрый парень - его не спрашивали, ГГ эмпат. Наверное был бы добрым, наверно в душе он как раз таков, да только никак ему не удается выяснить это наверняка, на опыте. А еще у него проблемы с самооценкой. Существенные. Уж скажем прямо, он не может перерасти себя. Так что едкий Алан, не очень-то заморачивающийся думать о чувствах тех, кто ему не важен, злым языком так походя - всегда походя - изъязвляет его в хвост и в гриву. И ГГ, исходя эмоцией, не в силах толком-то пожелать страданий или вреда, аж кушать не может, как жаждет его показательного поражения, а желательно унижения. Вот бы уже подмять, оказаться сверху, уделать, а вы что думали? - и, так и быть, простить, сверху вниз-то. Чего уж там. Победить и упиться своей победой.

Сказано - сделано, говорит судьба. В стане врага потоп, знай сиди себе на берегу, любуйся. И, в каждом из двух миров, выносит ему на блюдечке ситуации, что оближешь пальчики.
История первая: в миг кульминации они оба узнают, что только ГГ сейчас в силах спасти нечто Алану крайне ценное, не то какое-то детище, не то что-то наподобие. Причем дело весьма рискованно, а мотивации, как мы видим, наплакал кот. Уж Алан-то это пронзает сразу... Его, и без того накрученного, сносит вовсе, и, вне себя, он вцепляется в разделяющую их решетку, начиная неистово умолять. Догадались, что будет дальше? Ему хреново, только ГГ не лучше, его буквально шарахает шквалом эта волна чужого отчаяния с надрывом. Он не то что что-то вкусить или попытаться, он опомниться не успевает, как, захлебываясь ничуть не меньше, накрывает эти пальцы своими и успокаивает: тихо-тихо, спокойно, не переживай так, все я сделаю.
Тут, как только сорвалось с губ, он очухивается. С "приятными" перспективами, с «Блять, я лох,» с чувством, что из него сейчас парой слов свили веревку - а сам до сих пор словно оглушенный. Что это, блин, было и какого?!..

История номер два. Окей, говорит судьба, не хочешь напора - дам тебе время на подготовку. Хочешь эффектную сцену с софитами - сейчас будет. Давай ты сотоварищи триумфально возьмете замок, где в числе прочих будет он. Чтобы не совсем враг, но близко, и ты мог бы поступить с ним как с врагом. А ты его, расспросив, отошлешь домой. Ну и там толкнешь коронную речь, мол какая встреча... Все живы, ты самоутвердишься и ничего не придется потом расхлебывать.
Заметано. Все по плану. ГГ сочиняет всю эту речь, продумывает все варианты... Угу, кто б учел еще, что у Алана, находящегося который день в психическом и частично физическом истощении, могут быть свои коррективы. То время что ГГ готовился, Алан провел в осаде, отстраненно наблюдая как все рушится, философски оценивая красоту энтропии, взвешивая их перспективы и буквально видя мир глазами Рейстлина. К концу этой затянувшейся эпопеи он испытывает почти признательность. Вечный стресс наконец находит свое логичное разрешение, он почти расслабляется, - в меру своих возможностей - происходит встреча...
Изрядно тусклый взгляд Алана скользит по двору, останавливается на ГГ... останавливается на ГГ... ос-та-нав-ливается на ГГ... и останавливается вовсе. С видом "ну нахуй, уточка" он изящно - да как же нет-то - падает в обморок.
- Д-да твою же мать! Тьфу! Нет, ну он... ну... ну, блин. - прорывает резко живеющего ГГ. - И опять ему все эффекты!
- Можешь попинать. - бесстрастно предлагает Мори, как всегда неясно, всерьез ли или гвоздя иронией.
- Ладно, блять, унесите его в постель. - отмахивается ГГ, мечтая слиться с фэйспалмом на веки вечные.

@темы: они, Ы-ы-ы!)))

14:52 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Хочу рассказать об одном элементе компьютерной игры детства, ставшей вехой в моем сознании. Нет, это сухо и ни о чем, правильнее назвать ее легендой моего золотого века, бесконечно мне дорогой и хранящейся ярким плетением где-то в изнаночной стороне меня. При всем сегодняшнем состоянии мерзлого кочана капусты, даже сейчас, вспоминая ее, я на секунду вижу мир более объемно.

История четко раздроблена на разноцветные куски витражного стекла. Разные герои и миры. Первая часть, вторая, третья... Третьей я и хочу коснуться.
Маленькая рыжая девочка. Сара. Лет семь, должно быть. Мокрый тоненький язычок огня. Очень умная, очень тихая. Боящаяся всего, не робеющая ни перед чем. Любит цирк, и вот она в цирке. Катается на его каруселях среди потопа, найдя билеты. Соединяет влюбленную пару. Узнает, что все заперты здесь из-за монстра с шоу уродов. Слушает о погибших. А потом, не сказав ни слова, сжав крохотные кулачки, наша Сара идет и делает. Учится выдыхать огонь.Пускается вплавь, достигает логова в глубине полузатопленной пещеры. И спасает всех, сразясь, прикончив это чудовище: "До встречи в аду... урод!" - и плачет, плачет, выкрикивая всю фразу и выдавливая из груди последнее слово - она ведь знает его историю... Горе встречи с реальностью даже среди кошмара - не всех можно спасти и не все вернуть. И другие, должно быть, выжили, уплыли, покинув тот обреченный мир, навсегда истаяв на горизонте, а она находит свой Дом. Тот дом, где жила когда-то. Он был слишком одушевлен, чтобы исчезать... Дом-память, где по стенам течет кровь, в духовке лишь угольки от завтрака, но нет страха - все дрожит на ветру и качается на волнах от боли, одной лишь боли. Некого здесь бояться. Здесь все родные - и все они не уберегли. Горе... Никто не был виноват, но смерть пришла в этот дом, и он завис навсегда в пространстве, в неразрешимости, в невозможности изменить это, пережить это и принять. Он всегда будет здесь, под дождем и ветром, словно старый скрипящий горько корабль, полный призраков дорогих ей людей, ее семьи.
Мать готовит им завтрак, отец читает газету, полнящуюся дурной вестью, маленький мальчик мечется без конца взволнованно...
А еще до того, на своем пути к дому, прежде чем идти драться не на жизнь, а на смерть с чудовищем, Сара в цирке зашла к гадалке, та читала ее ладонь, с удивлением говоря, что линии принадлежат человеку много, много старшее чем Сара...

Она ищет что-то по всему дому. И находит на чердаке.
- Ты нашла его! - восклицает призрачный мальчик, появляясь, вспыхивая так ярко.Он бежит вперед, он ведет ее: теперь нужно отнести.
Полуэхо голоса, полного волнения, исполненного надежды, я слышу как сейчас:
"- Быстрей, ты еле ползешь! О-на ждет! Нужно по-спе-шить!.."

Видение вспыхивает, чтоб лечь паззлом, заполнив пустоту раны. Их было двое, брат и сестра, но пришла болезнь, выкашивающая детей, и Сара слегла. В тот день она позвала Макса. Он не мог поверить, не мог принять, пытался говорить с ней о хорошем, о цирке, куда она так хотела опять попасть, и она попросила дать ей ее игрушку, клоуна. А потом началось что-то очень плохое, непостижимое для ребенка. Он спешил, он рылся в игрушках, а она, в постели, ждала, и игрушки росли горой, но клоуна нигде не было. Он плакал и все искал, искал, а ее рука, куда нужно было его вложить, обмякнув, свесилась с кровати... "Прости меня, Сара," - рыдает он, пока все чернеет, - "я не смог я не смог найти."
Но он смог найти лекарство, он вырос и стал врачом. Только, сделав это, он потерялся в собственном разуме, а с ним надежда на исцеление.
Он был Сарой.

В детской, в кровати лежит маленькая сестра. Призрачный мальчик тает, слившись с детской фигуркой возле постели, и та превращается в тридцатилетнего Макса, держащего в руках клоуна. Он дает его Саре. Они в последний раз говорят. Тихий ласковый голосок больной девочки, словно прозрачный лучик солнца: "Я знаю, что ты пытаешься их спасти. Ты мой герой. Я люблю тебя." - "Спи спокойно, Сара."
Она засыпает, обняв игрушку...

***
Макс узнает, что с ним случилось, кто подстроил аварию, кто влил в его капельницу смертельный яд, чтоб лекарство не было найдено. Его лучший друг и почти коллега. Недаром все истории всех миров пронизывала единая нить вопроса: можно ли строить свой успех на страданиях всех других? [Почему, почему это так беспокоит _Макса_ ?..]
Вспомнив все, Макс будет бороться за свою жизнь и разум, будет пробиваться к выходу в реальный мир, и все препятствия, что Морган выстроит на его пути, он сумеет преодолеть... Они! Они все придут на помощь, они отзовутся, воскреснут в нем. Макс слишком тяжел, чтоб пройти над пропастью по паутине, но Сара - может. "Я пораню себе ноги, если пройду по ним.", думает Сара об иглах кактуса, и превращается в идола Кетцалькоатля, а он из камня. Но у него только две руки, а у циклопа Гримуолла из комиксов их четыре, он сможет нажать все кнопки. А после он вновь станет идолом, потом Максом, а Макс превратится в свою сестру... И они пройдут. И он очнется, успеет выдернуть из руки иглу.
Я думаю, они были счастливы, все, сплотившись... Жаль, что плоть на всех была лишь одна...

***
Это так, к вопросу о гендере, смене пола, самосознании и всем прочем в таком же духе. Ну как мы могли вырасти нормальными?

@темы: радужное, они, Mass Effect и Мори: не разобрано, грейс[о]ны, dream about me

12:23 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
От официального арта Призрака хочется одного: лечь на стол и заплакать. Это, конечно, уж чересчур, а главное - на столе еще паззл лежит, обойдетесь, батенька. Но другого-то ничего не хочется!
Причем заплакать не из-за того, из-за чего может подумать Нэтти. Нет, это тесно связано с ощущениями от концовки. А еще тесней - с моим чувством груза вины перед ним его печальным усталым лицом.
А чем научило нас растреклятое Dragon Age? Что виной без вины Мори чаще всего замещает надрыв от своей беспомощности. Не можешь что-то изменить - и всеми силами начинаешь себя убеждать, что не только мог, был в силах и состоянии, но и по всем показателям был обязан сделать, а не сделал потому что пиво пил. Не Мори виновата перед Йованом. Но если вдуматься, кто виноват и почему Мори не могла спасти - то в глазах совсем все темнеет. А оказывать себе поддержку мы так толком не научились.
Давай учиться, мое родное, давай учиться. Поводов - охереть.

@темы: они, Mass Effect и Мори: не разобрано, грейс[о]ны, dream about me, Dragon Age

09:25 

lock Доступ к записи ограничен

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:17 

lock Доступ к записи ограничен

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:43 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
"В темноте ярко вспыхивает огонек сигареты. Мужчина сильно затягивается и долго выдыхает дым. Выпускает в воздух два кольца, которые тают в лунном свете, словно бледные призраки. Ему скучно, он ерзает, отхлебывает дешевый бурбон из бутылки, завернутой в бумажный пакет, потом опять зажимает сверток коленями.
Ему до сих пор не верится в такое везение: он напал на след. Он зловеще усмехается."
Мироздание, прекрати.

@темы: они

02:22 

lock Доступ к записи ограничен

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:08 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
О поцелуе: "Некоторые поклонники выразили в Twitter неудовольствие и даже отвращение от того, что увидели двух мужчин в такой интимный момент."

Он видел, как они целовались.
Видел, как они ссорились, что, наверно, годилось в стандарты секса.
Видел, как, отказываясь разглаживаться, неуловимо светлели морщинки брата, когда тот хмурился в трубку, поняв, чей голос услышит в ней. Видел Алана, не похожего на себя, внутренне встрепанного в хорошем смысле.
И похожего, в вечной едкой невозмутимости покупающего презервативы.
Его вещи в квартире Алана.
Как-то раз видел их неубранную постель.

Он не может, не может видеть, как, склонившись, N что-то шепчет Алану, тускло, стеклянно уставившемуся в потолок. Не может вынести пронзительной интимности. Надрыва в еле слышном шепоте... всего, превратившегося вдруг в Слишком Многое, переворачивающего, окунающего в чужой, преступно не его мир...
Он отворачивается, моргая, стряхивая увиденное ресницами, спеша забыть. Он не смеет помнить.

---
Примечания:
Я понятия не имею, как у него получаются те светлеющие морщинки. Правда.
Не остекленело, а стеклянно - застыв в хрупкости стекла. Не сказать иначе.

@темы: радужное, они, dream about me

12:05 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Похоже на попытку растопить лед Мори. Там он не знал, как быть и что еще с ней делать, она угасала, он это чувствовал, обрастала одной холодной стеной со всех сторон. А он знал, что она этого не хотела бы. И он попробовал растопить. Согреть ее. Тепла хватало, с этим проблемы не было. Проблему он осознал, когда она стала захлебываться...
Льдом она может управлять, водой - нет.

@темы: они, dream about me

21:31 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
...Не поднялась рука уточнить, как старательно бедный Йа Тайбрайя насаживался на тот трезубец, зато про сон уточню немного.

"Змей: я впитываю. Я увидел достаточно, чтобы он встал с нашей стороны силы. Реабилитация. Вот только не знаю, с тем чем стала Шепард - есть ли чему встать рядом или она заложник вечности.
Если душа-самосознание сгустком переходит далее и может этим же сгустком, концентрированно существовать далее - то можно рассчитывать на некоторое посмертие, но если она распадается на атомы, а при Синтезе идет дезинтеграция, и возможно Шепард вот этими мириадами частиц в каждом, но никогда не собрана воедино. Что там с ней происходит при Контроле, когда она переписывается на носитель - просто ли копия или теперь уже запертость внутри машин..."


Я продолжу надеяться отыскать финал, мой финал. Но сегодня снились они. На сей раз вдвоем. Вместе. Очень смутно, очень явственно. Очень страшно: не те они, которые ушли в мир и свет, которые будут с Кэпом и остальными, которые продолжат путь, переродившись. Нет. Другие они, другая их сторона.Те, кто тоже обрел свое. Даже при том финале, что был у них, даже за них... можно не беспокоиться.

Получился хороший сплав теней. Призрак на переднем плане, вдохновенный, бледный, столп света, белого с голубым: глазами. В этот раз ты сможешь договорить, мессия.
Она молча сидит позади, проступая в сумраке. На его стуле. Среагируйте. Пугающе царственная, насмешливая, обволакивающая его со всех сторон. Не фараон, не сфинкс, семь египетских казней в одном лице. Мори Шепард, которая помнит, что она серая.
У которой больше нет разногласий с ним.

@темы: dream about me, грейс[о]ны, Mass Effect и Мори: не разобрано, они

05:38 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Призрака нет в примерах у тропа Искупление Равносильно Смерти.

Мори не может вспомнить ГГ. Она и не помнит - опознает его памятью сердца. Защищает его поэтому, в том числе от самой себя. Но вспомнить она не может...

Я не могу... отнестись к ME-3. Не могу войти в тему Призрака. Даже тему Кай Ленга. Я тотчас же выхожу обратно. Пробовали открыть любую страницу из середины, - верх сумасбродства и верх отчаяния - но я сразу же закрываю глаза, закрываю вкладку и ухожу от мыслей. У меня в избранном папка целая доверху забита сайтами, рецензиями, дневниками... Все мечтали открыть когда будет можно, все ходили вокруг до около, предвкушали... сундук сокровищ... Тот же самый блок. С огромным трудом открыл, проработал пару наводок. Каторжный труд, а скорее даже сизифов...
Я не могу отнестись к ME-3, включить отношение, говорить о ней. Я вымучиваю шелуху какую-то. Блок, блок, блок. Тяжело. Гудение. Сам воздух гудит от этого напряжения, оно серое и бесплодное, ничего оно не создаст, ничему не поможет, ты понимаешь? Все, на что худо-бедно [мне тяжело!] хватает, это просмотр роликов на YouTube. И даже там ведь я не проживаю, я чисто затираю как могу! И все в порядке. Совсем не больно. Совсем не страшно. Совсем нет ломки, негодования, ничего нет. Народ пишет об эпике, уникальности, чувствах - и вот тогда-то я смутно припоминаю... «Порой ей приходило в голову, что ведь это же лучшие дни ее жизни, так называемый медовый месяц.» Как измерить неправильность ситуации? ["Глубину потерь сам измерь ты..."] При одной мысли о том, чтобы хоть взглянуть на свое подзамочное по мне лязгом блоков прокатывается понимание, _как_ все... как все. Это видится непреодолимым. Словно что-то случилось необратимое, и теперь уже все, это новое состояние и есть я.
Феномен. Какой же ты феномен, дорогое роковое мое ME-3. Сперва мы ждали тебя полгода, почти каждую [!] ночь видя Призрака. Затем ты откликалась на чуть не каждое пожелание, отражало и воплощало мечты сознания - а потом произошло Это, и во всей моей коматозности [мне все время хочется ущипнуть себя!] мне теперь лишь три-четыре ночи подряд снился Приз, и две из них - сны один в один одинаковые. Не может быть так, чтоб две ночи подряд снился без конца один и тот же сон. О чем? Игра, игра! В баскетболл, игра в нашу концовку. Шепард, Удина, Андерсен, Гаррус и еще кто-то, много, фоном, огни горят, кругом тьма и очень много металла, а у нас тут какое-то "я повторяю простые движенья" : Призрак смеется, делает какой-то пасс руками - и это знак, что пора срываться в шепардовский таран к нему, но не сбивать его, а хватать: "ловить." И вот я ловлю, без конца ловлю. И мне это нравится. Можно так всю жизнь провести, не против.

Я догадываюсь, что жду одного: продолжения. Нет, не так. Завершения. Моего финала. Моей ME-3. Моей концовки, которая тоже уже отчасти приснилась мне, а я даже не смог сказать пару слов. Есть одно здоровое [почти] желание, связанное у меня с трилогией - перепройти ее. Начав обязательно с ME-1, обязательно повторив все, один в один. Может, тогда я... пойму? ухвачу? увижу? - я не знаю, какое слово здесь подобрать, они все неверные, абсолютно.

Знаешь, чего я жду? Той фигурки человека, превращающегося в Жнеца - я ее видел! Жду слов "Спаси Землю." Жду объяснения, почему его нет как примера к тропу. Жду объяснения, как одно выражение оказалось на лицах Призрака и коммандера. Жду слов "Я здесь за объединенную галактику", где "за" означает и ради, и от имени всей галактики. Жду того, как Шепард использует информацию о Жнецах, полученную ей с базы. Жду того, чем окажется эта база, которая, он сказал, обеспечит доминирование человечества. Жду Кай Ленга. И жду последствия, жду того, во имя чего он до самого конца верил в нас, а мы вели его к пониманию им его состояния.
Понимаешь? Я не могу уйти. Я жду их музыки - которой не было. В этой игре совсем не было музыки Mass Effect. Я не знаю, сменился ли композитор, но это так.
И я жду продолжения слов того умирающего в луже крови: "Мы..."
Призрак больше не сидит один в ночи пред обреченным шаром голубого пламени - но и утро не наступило. То утро, которое предвещала его мелодия. В первых отзвуках которого она таяла... обещала истаять...
У меня было последнее прости - тем роликом про то, на что пошел. Но раз ты откликаешься, раз ты слышишь, то знаешь, что со мной, знаешь, что мне мало этого. Ты знаешь, что я жду. Дай мне наводку.
"No, this can't be how the story ends." Да она и не кончилась. Нет выбора. Нет конца. Нет ничего, что было.
А знаешь, дли мое состояние. Не дай мне только... be left behind. Прошу тебя. Не дай мне это упустить. Я все смогу, если ты оставишь это со мной.
Приснись мне.

@темы: Mass Effect и Мори: не разобрано, грейс[о]ны, dream about me, они

18:49 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
История Алана это всегда история выживания. История Мори - всегда борьбы. В чем секрет? Зачастую это одна и та же история. По событиям.

@темы: они

23:13 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Он вжимается ей в плечо. Его душат рыдания, но сильнее - стыд. Даже боль и слабость не так сильны, как его отвращение к самому себе за то, как он вновь проявляет их, и тот замкнутый круг пылающим колесом снова давит, путает, опаляет, сметая карточный домик его защит, покрывая его волдырями, до которых после и не дотронешься.
"Я не вижу", лжет она, сжав объятие и совсем осторожно касаясь его сознания. "Мне не видно сейчас лица. Я же слишком близко, чтобы увидеть."
"Я забуду", мягко вливает она в него. "Сейчас тебе станет лучше, а я не буду помнить, не буду видеть."
Пусть сейчас эта пытка кончится. Пусть сейчас он впитает немного _ее_ сил. Пусть перестанет уничтожать себя. Пусть оправится. Еще будет время, чтоб подготовить его к принятию такой страшной правды: она видит и помнит все, но ее это не отталкивает.

@темы: dream about me, они

15:53 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Мори. Ранена. Правый бок и грудь. А одета в красное. Вся прямая, железная, готовая впиться снова, как окровавленный гвоздь в полу. Лицо страшное, неподвижное. Не думает о выживании, о боли, о себе, о близких, ни о чем не думает, кроме той вырастающей перед ними твари, которую уничтожу. Расти ты хоть до неба, а вот шевельнись навстречу, приоткройся - я ударю, убью тебя...
Бледный до белизны фарфора, почти неправдоподобно красивый Алан. Кажется, рад бы слечь где стоит в инфаркте. Кажется, он вибрирует, как струна, напрягаясь и расслабляясь, пропуская через себя события, в отрешенности... и усилии нанизать ряд нот. Кажется, он стоически переносит все. Кажется, он собрался душить кого-то: так по-хищному разминаются его белые пальцы опущенных, беззащитных рук.
А он всего лишь должен сдержать громадину. Он всего лишь создаст защитное поле и всех спасет. И несите его на руках потом, и погладьте ему измятый костюм, и тогда-то он вспомнит про свое сердце. Дадите ль, ироды?
И в сторонке, замерший, почти скорчившийся кусая губы, изготовившийся к рывку, к скольжению, черный серфер, чтоб сбить с ног Мори. Сбить с ног Мори, когда она нанесет удар, подсечь Алана, как-нибудь подсечь Алана, как-то закрыть их собой обоих, если поле не выдержит яда хлынувшей крови, если случится страшное, если Мори не остановится... Как-то вытащить их оттуда, как-нибудь привести в себя... Богиня, спаси мне их, дайте мне их спасти.
А Левиафан вырастает почти до неба.

@музыка: "Cos I only need you name to call the reason why I fo-o-o-ought"

@темы: они, dream about me

12:05 

"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Как удобно манипулировать человеком, разглагольствуя об его нравственной незрелости, наслав него глюки, где он пробирается по шкафам с осыпающимися полками, на большой высоте от пола. Представитель добра, блин, мудрец на му. Мори б спрыгнула вниз, наверно. Давай, гений, выкрутись. Я тебе не игрушка. А потом уперла руки в бока и послала его...вы знаете.
Алан не может так, он боится, он цепляется за те полки, стиснув зубы, карабкается по ним, сдерживает приливы паники, когда опять еще бы чуть-чуть бы и... Алан молчит и слушает. Но это вовсе не означает для его "собеседника" что-то благоприятное.
А еще он думает о своих. Алан знает, что трус, и знает опасность в этом для них. Он не выдаст их... не сейчас... Но, добрый дедушка, от тебя надо избавляться.

@темы: они

Продолжаем

главная