• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dream about me (список заголовков)
21:42 

Три оттенка чувствительности

Сама себе автор
Алан выглядит ранимым, хрупким, он таков и есть. Ранний, он с эмоциями не справляется и опасен этим, как поезд сошедший с рельс. Средний стремится к самоконтролю и в первую очередь учится принимать свою эмоциональность, обыгрывать ее так, чтобы нравиться самому себе, создает некий образ, почти сценический. Поздний увенчивает работу среднего, изучив себя, приучившись, где и как давать выход чувствам, и разрабатывает свою систему вроде "поджимать пальцы ног, когда нельзя выдавать волнение." Он являет собой гармоничный портрет человека, находящегося в контакте со своей уязвимостью. Но всех их объединяет свойство переживать глубоко и бурно, как правило тяжелей, чем Мори.

Герой из МФ порой тоже выглядит беззащитно и трогательно - в буквальном смысле когда он спит. В действительности же можно его уязвить, разгневать и разозлить, но крайне сложно ранить. [Это прерогатива Кэрол. :) ] Он настолько самолюбив и при этом высокомерен, что его равнодушие к окружающим создает подобие иммунитета. Живет своим делом и страстен в нем, другие по большей части ему банально не интересны, они ресурс. А мнение о себе ресурса его волнует тогда, когда таким образом можно выжать ресурс в квадрате. В период, когда он не мог принять себя, общественное мнение работало ему напоминанием. Вообще, пожалуй, любую речь о беззащитности можно было б пресечь, напомнив, с какой музыкой он собирался уйти [да, привет шахидам], когда в ходе своих действий сам себе стал неприемлем. Прелесть.

Друг Риса из Очередной Истории переживает. Часто. Спросите [предъявив полномочия], он отчитается вам по графику. Потом спросите еще раз, уже с нажимом, и он признается в новых гранях. Затем еще раз - и нет, всего он не скажет вам и тогда. Даже мне ведь не говорит, зараза. Он хорошо владеет собой, у него хорошая память, а еще у него есть план. К стольки-то годам достичь этого, к стольки - того, а к энному рубежу, размытому, погрешность в пределах целых 5-ти лет, стать достойным членом общества и даже обзавестись совестью. Пока этот славный день не пришел, он держит все свои чувства словно на на расстоянии вытянутой руки, в лучшем случае на ладони. Он бы мог объяснить вам свои мотивы с цитатами, ссылками и в деталях. Не пойму, где его отстраненность перетекает в самозащиту, а где стоит плотный ряд психзащит. Я знаю, он должен быть просто дьявольски уязвимым, чувствую. Я видела его разбитым, перепуганным, на краю смерти, видела, как он вновь собирал себя по кусочкам, как выстраивал свой невидимый новый мир. Но я его не понимаю. Он загадка. Я только изо дня в день наблюдаю технику его жизни с самим собой. Все просто и незайтеливо: вот он сядет в любимое кресло, задумается и, щелкая калькулятором, сожалея о сделанном и упущенных перспективах, запивая все чаем, начнет почти романтически переживать. Неважно, что. Когда наш милый мальчик стал убийцей, разница состояла в крепости его напитка, но пил он так же, аккуратными глоточками. Попереживав, он приберет все, помоет чашку, выключит свет и ляжет спать. Ну а если времени на подобные ритуалы нет, то он пожмет плечами, цитируя Скарлетт, и наружу не пробьется ничего. Организованность. Осмысленность. Опрятность. Он живет словно бы не по плану, а по сценарию, зная как вести себя в каждой сцене.
А я знаю, что он он ранимый. Знаю.

@темы: они, dream about me

16:01 

Ноябрьская песенка

Сама себе автор
Автор: tikkey

Когда однажды вечером я сдохнуть захочу,
То праздник удивительный себе я закачу,
Продам ковры и книжки, и выброшу кровать,
Куплю вина и пряников, и сяду смерти ждать.

Да смерть ко мне в тот вечер, конечно, не придет,
Но не засохнут пряники, вино не пропадет,
Поскольку, очевидно, завалятся ко мне
Мои друзья-уроды, мечтая о вине.

Они притащат пива и хлеба с колбасой,
Поскольку непонятно, что там у нас с едой,
Откупорят бутылки, наладятся курить –
И я пойму, что помирать придется погодить.

Мои друзья-уроды, любимые до слез,
Ну кто еще бы, кроме них, мне колбасы принес,
И как-то очень быстро закончится вино,
И я пойму, что помирать не хочется давно.

И мы еще покурим, и просто посидим,
И приоткроем форточку, чтоб поубавить дым.
А в форточку заглянет костлявая с косой:
Ну, где там ваши прянички и пиво с колбасой?

И ночь над нами будет светла и высока,
Друзья уйдут под утро, желая коньяка.
Я выкину бутылки, окурки соберу,
Потом прилягу на пол – и все-таки помру. (с)

@темы: dream about me, АВА, Ы-ы-ы!))), сберечь себе

19:32 

Сама себе автор
Новый Год я буду встречать alone. Вот так.

@темы: dream about me

19:27 

Сама себе автор
Впечатление, что на этом все. Слишком чудесно в этом полном света свечей молчании. Нужно о многом подумать.

Всем доброй ночи.


@темы: dream about me, жизни дивное соцветье

10:31 

О дивный новый де...

Сама себе автор
Боже... боже мой! Мироздание... Куда ж ты дело мою слезливость и почему не вернуло мне ее вместе с...? Понимание, что я больше на связь не выйду, далось мне горько, но я даже не представлял[а], насколько этот человек дорог мне.
Нужно что-то делать. Раз он первым вышел на связь... Раз он ищет меня... ну, кого-нибудь да найдет. Окей.

Для истории: Моцарт написал мне в ночь-полночь трогательнейшее...ну-как-всегда письмо. Чувствую себя как Ощущения:


@темы: dream about me

21:19 

Ладно, я буду дописывать это на ходу.

Сама себе автор
Им всем ужасно больно. Настолько, видимо, что они начали это сливать прямиком в меня, словно в них самих оно больше не умещается. Что противно, переживания каждого крепко повязаны на других двух членов их трио, но при этом замкнуты как кровеносная система, и каждый несет в себе свою драму молча. А если они говорят, то совсем не то, не о том. Иногда - не тем. Я отлавливаю, где чувство [или слова, или замечание, или взгляд] предназначались в действительности не собеседнику, и в такие минуты хочу расквасить им всем физиономии о те невидимые стены, что они настроили.
ГГ дал мне узнать, как его зовут. Более того, он сам очень хотел, чтобы я знала его под этим именем. Спасибо, Рис, я запомню. Рису... ну, давай скажем, что Рису плохо. От него требуется [и требуют] в кратчайший срок перестроиться, в то время как сам он мыслит себя разрушенным. Скошенным, как трава, пропущенным [с его социофобией] через десятки рук, побывавшим под прессом, высушенным в гербарий - только затем, чтоб теперь одни видели в нем угрозу, а другие спасителя, созданного чтоб вырастить из себя чудо-урожай, способный накормить всю планету. Даже если и сможешь - тебя сожрут. Даже если пренебрежешь собой - твоя жертва даст только временную отсрочку. А если пренебречь ими всеми, жить станет слишком невыносимо. Рис как раз и боится, что его вынесет, что догнавшее, накипевшее прорвет грань, что он выйдет за нее безвозвратно, и если теперь он не тот кем был, то тогда утратит всю человечность.
Он смирился с потерей своего "я". Свыкся с рядом новых особенностей. Постарался, кого возможно, отпустить, простить и двигаться дальше, да только весь алгоритм потерпел крах на первом действии. Отпускать ему нечем, как нечем больше держаться за окружающих - за его оболочкой, прослойками сострадания, принципов и переживаний, в душе дыра. Максимум он может пропускать сквозь себя события и характеристики. Делать выводы. Продолжать идти.
Рис избегает думать о том, что будет, когда лавина дел перестанет служить заслоном, когда наркоз шока кончится, и прихлынут чувства. В нем не осталось больше веры для протеста. Умирающий от пулевого ранения уже не слышит выстрела, только падает. Вот и Рис не слышит и восстанавливает событие по фрагментам, и он упал бы, да вот не может позволить подобной роскоши - не сейчас, потом. Вот донесу свою ношу до ближайшей ровной поверхности, оботру ее, аккуратно все разложу там, рассортирую - и упаду. Я не мог сделать того что сделал. Я ни за что бы не поступил так. Это не я.
Выгорание? Самоотрицание? "Что ж," сказала Фантина, лишившись волос и зубов, "продадим оставшееся."

Мори чувствует себя космонавтом. Т.е. болтающейся в безвоздушной пустоте, где весь нажитый ей багаж достижений, качеств и опыта не придает ей веса. Она умеет действовать, но не умеет толком обращаться со сферой чувств, а Рис держит ее на том расстоянии световых лет от себя, где она не может применять привычные средства поддержки. Ей больно и зло за себя, за Риса, но ситуация требует обойтись без резких движений, так что... она беспомощна.

Алан... Давай решим, что Алану больно. Счастливым случившееся его не сделало, а для спокойного он уж слишком чуток к любому шороху. Рад бы оставить других их проблемам и их судьбе, как всегда, но продолжает присматриваться, прислушиваться, рефлекторно что-то выискивать и хотеть.

@темы: они, dream about me

17:56 

Сама себе автор
"Вот я и дома" пока произносится мной с усилием. Горчит на губах, и язык тяжелый - каждый раз чувство, что я оставил[а] своих родных стыть и угасать в блокадном Ленинграде. Я не могу подарить им похожее, то, что они подарили мне, и остается только надеяться, что я попросту проецирую свои чувства на них. Но я знаю: с мамой это не так...
А вторая причина: при том при всем мне одиноко здесь. [усмехнувшись] Не "одиночество смерти", благодарю, но "листья из меди" уже подташнивает от вальса, он затянулся. Жаль, что я не могу завести кота. Здесь - не смогу. Это не Дом, конечно. Приблизительно как у парочки - временные обиталища, бастионы для стоянок на пути. Не окончательный вариант - ну так и слава богу. Верь, что дальше будет еще лучше. Продолжай строить этот список: ванна, шкаф-купе, груша. Смастери нам карту желаний. Двигайся.
"Gotta keep moving on, moving on
Fly away,
Breakaway."
Здесь мне частенько бывает больно. Здесь мне видится, что я могу положить конец боли. То, что я делаю - остается. Мои вещи, мой уклад. Я.

@темы: грейс[о]ны, dream about me

17:27 

Сама себе автор
"Мы - странные люди,
изводим бумагу,
чтоб в дальних чужих временах,
нашли обветшалую нашу отвагу
и ею пронзили свой страх."

@темы: dream about me

13:13 

Сама себе автор
Снился шикарный и до невозможности реальный сон про то, что я нашла работу не дворником, а в каком-то мировом центре прав человека, причем в его паранормальной ветви. Изгоняю злых духов - а в них чаще всего превращаются маньяки и семейные абьюзеры. Работа классная, но упорядоченная, алгоритмы очень просты. Чаще всего я сижу на телефоне и консультирую население, из раза в раз повторяя три пункта:

1) Сохраняйте бдительность. Стереотипу вопреки, по-настоящему опасным ваш покойный станет не до, а уже после похорон. [Если, конечно, вы точно уверены, что он мертв.] Сейчас он, во-первых, в шоковом состоянии, а во-вторых, манипуляции с его телом будут его отвлекать и как бы привязывать к оболочке. Вот когда до него дойдет, что его жизнь кончена, тогда его ярость быстро найдет ему путь обратно в дом.
Но то, что он вернется, иногда ясно еще и до похорон. [перечисляю признаки; сейчас из них помню только возникновение на стенах пятен и что-то про поведение птиц]
А вот признаки, проявляющиеся уже после погребения. Если вы заметили хоть один, то срочно попросите кого-нибудь пожить с вами и вызывайте нас. Потому что:
2) Если в доме живет несколько человек, то возможности призрака будут ограничены, и он обрушит свою агрессию на само жилье. В лучшем случае станет полтергейстом, в худшем особо сильный призрак, раскачавшись, может устроить пожар, но все это не так опасно, как точечная агрессия.
3) Потому что если в доме вы одна, то он явится чтоб убить вас. И помешать ему сможем только мы.

Запомнились два последних случая, причем практически идентичных: к женам приходят призраки их мужей-козлов. Все тем интересней, что в этом сне я женщина.
Ритуал изгнания выглядит так: мы выбираем в доме самую просторную комнату с окном, освобождаем ее от мебели и всей обстановки, оставляя только диван, придвинутый к самой дальней от окна стенке. На него садится жена, и важно, чтобы она сидела как можно более неподвижно. А до того она должна обязательно собственноручно раздвинуть верхние шторы на окне, оставив только тюлевую - за неимением других объектов в комнате помимо занятого дивана, призрак выберет окно входом, и его явление не станет неожиданным. Подготовить комнату лучше загодя и при свете дня, идеально - в полдень. А садиться в засаду - в сумерках, раньше нет смысла, да и жене будет легче сохранять неподвижность. Сидеть так нужно будет до завершения мной изгнания, в каком точно часу ночи явится призрак нам неизвестно, возможно ждать его придется почти до утра. Я могу шевелиться как я хочу, но все это время мне нужно стоять посредине комнаты, заслоняя собой жену и к окну лицом. Призрак придет на след ее прикосновений к шторам, придет за ней, и моя задача отвлечь его на себя с первых же секунд. Загвоздка в том, что жена всегда видит призрака, а вот я когда как, это непредсказуемо. Так что на инструктаже ей всегда говорится, что она должна сразу сообщить о появлении и корректировать мое направление, если я пойду не туда.

В первом случае вижу сразу и тотчас иду к нему. Здесь очень важно успеть его перехватить, при том, что шаги надо делать дробно, неспешно, чтоб навязать это правило и ему. Подойдя на определенное близкое расстояние и встав прямо перед ним, я его блокирую, а чем ближе он подойдет к жене, тем сложнее будет его изгнать и тем больше шансов, что у той не выдержат нервы. Если она начнет быстро двигаться, то он сможет к ней телепортироваться. Если начнет душить, мои шансы помочь будут минимальны - скорей всего ее ужас и ощущения сработают вокруг них как кокон, и я никак не смогу вмешаться.
Первый случай прост. Я вижу, как у окна возникает фигура словно из фильма ужасов. Возникает очень удачно - прямо напротив меня, мне нужно только сделать к нему три широких шага, что я и делаю, перехватывая инициативу. Он даже не успевает сдвинуться с места, как я уже блокирую.
И вот тут самое забавное. Формула изгнания проста: я твердо цежу ему, все что придет мне в голову. "У тебя нет власти надо мной. Ты умер. Убирайся. Я сильнее." - все в таком духе, главное в это верить. А еще важнее - быть упрямым. Здесь идет как армреслинг воль и ни за что нельзя уступать, даже если сама в себе сомневаешься. Важно стоять на пути и гнуть свое. Первый быстро начинает отступать, я тесню его в проем окна, он в нем тает, и все закончено. Если выставить их один раз, то они уже не вернутся. Сон примечателен еще тем, что в нем я не боюсь темноты, потому что сразу чувствую, есть ли в ней опасность, и знаю, как с ней бороться.

Второй случай был самым тяжелым в моей практике. Мы ждем, и вот жена за спиной истошно кричит "Он здесь, он здесь!" Я и сама ощущаю, что появился, но ничего не вижу, однако же по наитию [во сне это скорее наугад, но я ни разу в жизни не прогадывала] делаю несколько шагов по диагонали вправо. По-прежнему не видя, застываю. Жена молчит, значит я встала правильно. И я все так же вслепую начинаю ему твердить. Но чувствую его мощь и давление. Он о-о-очень сильный и переполнен той необузданной агрессией абьюзеров, на которых никто не нашел управы. Этот чувак за всю жизнь ни в ком не встречал преграды, он был для окружающих полубогом, и его незамутненность веры в свое право делать все что угодно сейчас дает ему почти непобедимость. Он не поддается на мои слова, и даже торможу я его ненадолго, он меня обходит. Ситуация вышла из под контроля, жена там кричит и плачет, вот-вот может сорваться с места, а у меня никакой уверенности что я смогу его перевесить даже если сумею снова встать ему на дороге. Здесь мне важна была бы вера в меня жены, но ее и в помине нет, она жалеет что мне доверилась, и это очень подрывает мои силы. Ну, здравствуй случай, когда все решает твое упрямство. ...так остается думать. Потому что больше у тебя нет ничего, тебе очень страшно, и единственное, над чем ты властен, что ты можешь обещать, это то, что ты не сдашься до последнего.
Так что я, сама слыша неубедительность, все продолжаю цедить свое, делаю медленные, но широкие шаги наперерез [все это время его не видя!], опять загораживаю ему дорогу. И - слава богу, комната большая - мы с ним начинаем кружить как в вальсе, но все это под давлением. Причем моя тактика в этом всем не выдержать гнет, что видится непосильным, а обесценить его: "Да пл-л-левала я на все твои спецэффекты! Ты сам - слабак, и ты меня выслушаешь, я выскажу о тебе что думаю. А ну смотри на меня, урод!"
И вот на энный раз он признает меня как помеху, и мне таки удается перетянуть внимание на себя. Признаться, это не выглядит как победа, когда наконец ты видишь его, и, м-мать моя, он три метра ростом, мускулистый как огр и с этой высоты наклоняется своей мордой прямехонько к твоему лицу. А ты в действительности совсем не знаешь, могут ли призраки навредить тебе. А сейчас узнаешь.
И тут срабатывает эффект Мори. Когда я вижу воочию, от чего заслоняю жену, страх перестает мешать, он сливается воедино с целью стоять до конца, любой ценой удержать это. Как раз страх, тебя ослепляя, растворяет все твои слабости и сомнения. Раз ты решил стоять до последнего, то неважно, кто ты и каков ты. Поражения не будет. Терять нечего.
Я начинаю просто на него орать. Что ничего он мне не сделает, не с той связался. Что никого он больше не тронет. Что он жалок. Даже умер-то сев за руль, набухавшись. Все, ты просрал свою жизнь, мудак. Пошел вон!!!
И он очень неохотно, очень медленно, отступает. Мне могло бы и не хватить тривиально голоса, но, как любой абьюзер, он трус с убитой самооценкой. Начав отступать, он тает до того, как добирается до окна. Я оседаю на пол, ловя ртом воздух.

@музыка: "And I don't really cares if nobody else believes."

@темы: они, АВА, dream about me

00:12 

"Девушка из Дании"

Сама себе автор
И тут мой в целом асексуальный организм обезумел.





Предчувствуя, что в трейлере показали если не весь фильм, то все ради чего его стоило бы смотреть, я все равно обмираю от предвкушения, чередующегося со сладострастным трепетом.
А теперь деготь. Какого дьявола она всюду говорит о себе в мужском роде? Переводили бы уж тогда безлично: "мне так не кажется" и т.д.
И я знаю факты.

@темы: радужное, они, ГиК, dream about me, фильмы

19:11 

Сама себе автор
"И вдруг почудится тебе,
что мир наполнен голосами,
причастными к твоей судьбе.
Они тебя окликнут сами."

@темы: dream about me

21:45 

Очередная история или Аркадий кончился как личность и начался как пидорас. (с)

Сама себе автор
В следующей жизни буду сценаристом. Заебали ж. Окей, окей, излагаю. И мучайте теперь не меня.

Вся картина причудливо вертится под тремя объективами точек зрения. Сперва мы, в лучших традициях, глядели на все глазами наивного паренька, слегка не от мира. Оговорюсь, что сразу на этой стадии паренька можно звать ГГ, ведь он Избранный, и ему суждено, и тэ дэ тэ пэ. А суждено ему потому, что кругом очереди желающих не оставить выбора, прибрав к рукам и использовав его плюшки в своих интригах. Ведь, как сказал один рецензент про фильм, посторонний сему рассказу, я могу поверить в живую тень, но не в бесхозную наследницу престола.
ГГ это понимал и сопротивлялся, яро. Отчасти не желая пачкать руки [или якшаться с теми, чьи уже запачканы], отчасти не веря в благоприятный исход предлагаемых ими великих дел, но главным принципом, главным пунктом был отказ становиться марионеткой. Я не знаю, насколько жестоки были чужие планы на его счет, но воочию вижу гнев и боль, вспыхивающие в нем при единой мысли. Уступить и поддаться-отдаться им было бы для него концом прежней личности. А ГГ грезил свободой. Самобытностью. Уповал отыскать свой путь и познать свой дзен. Только, ввиду нежелания много знать и скорей состариться, он и не представлял себе масштаб заговора вокруг него. Например, что единственный его друг уж давным-давно привязал к его рукам пару ниточек.
Время шло, и частью из-за переизбытка сил при недостаточном их контроле [ведь дзен далек], частью под руководством "друга" он раз за разом вносил-таки вклад в события. Так появляется вторая точка зрения - историческая. Смотрится она как ролики с наглядным подытоживанием последствий и реакцией на это всех остальных действующих лиц. И вот, в этих обзорах внутренней кухни камера потихонечку начала фиксироваться на одном из заговорщиков. Сначала чисто внешне. Сцена, все делают одно и то же, к примеру, слушают важную новость, но показывают нам при этом "друга." Затем внимание становилось все пристальней, и я видела его чуть дольше и чуть ближе, чуть более не вовремя, чуть менее парадным, начала ждать персонально его реакции, вот уж начал выкристаллизовываться его внутренний мир, и вуаля - я гляжу на события под его углом.
Мотивация и характер друга хорошо умещались в заданном им вопросе "Почему в нищих странах мало самоубийств?" и язвительном замечании, что его края "не многогрешны обилием социальных лифтов." Он, с его неприступной самоиронией, с его цинизмом, весьма прохладной манерой себя держать и обесцениванием как своих горестей, так и заслуг, виделся маскирующимся идеалистом. Козлом с золотым сердцем. Тем, кто так хорошо способен его понять. Кому можно верить. ГГ куплен был откровенностью, с какой друг говорил о своей корысти, умалчивая, как далеко он готов пойти и уже пошел. А поскольку друг во многом был тем еще сухарем, то каждое проявление им поддержки бедный парень оценивал на вес золота. И, как можете догадаться, друг отменно умел играть на его презрении к интриганам.)
Сам же он... Долгое время этот человек виделся мне почти рептилией. Чересчур хладнокровный, слишком продуманный, словно лишенный глубоких чувств. Немигающий, не совсем живой. И лишь когда в нем, что называется, задевали его струну, или когда обстоятельства брали верх и сама его жизнь оказывалась в опасности, или когда он сам позволял себе попереживать - он открывался на удивление человечным. Неизменно отчаянным, хитрым, безжалостным сукинсыном, отважным и очень стойким. Уязвимости в нем хватало. Но еще больше было воли.

Конец меня мучает энный день. ГГ узнал правду. Нет, ГГ понял все. И еще больше чем о мире, еще больше чем о друге, много больше чем мог вместить в себя без разрывов, он понял о самом себе. Где и как презрение к интриганам было презрением монаха к миру, что за этим скрывалось, а точнее говоря, сколько боли. Ведь вступить в борьбу - значит увидеть жертвы, значит их приносить, и никакие его плюшки Избранного не в силах помочь ему изменить сейчас правила той игры. Тем более - не запачкав рук... Может, позже. А может нет.
А, поскольку никого ближе друга у него - по его же выбору - не было, то все это ГГ пережил один. И, наверно, впервые понял насколько же одинок. Был и будет. Ведь и борьба - проиграна. Все же стал фигурой в шахматной партии. Он давно ей был. Лучшее, что ему теперь оставалось, это повысить ранг, избрав меньшее из двух зол. Увенчать все.

Помню, как паниковали заговорщики. Как его друг презирал их за это, то пытаясь привести в чувство, то перехватывая и выкручивая руль, то прикидывая, как удачнее продать их всех. А по жилам его искрили сдерживаемый нервный смех с удалым отчаянием. Но он экранировал. Верил в свою звезду - или в то, что другого не остается. И он справлялся.
Еще припорошенный этим всем, но почти уже выйдя сухим из семи морей, завершал формальности. Распечатал очередной конверт, прочел. Но там было читать не много: одна строка, что предательство смывается лишь кровью - и эта кровь, сначала только из носа, тут же закапала на прочитанное. И все быстрей. Затем хлынула. Он не мог отпустить письмо, не мог его повредить и даже при всем желании он не мог, было нечем повредить руку, чтобы освободиться. А значит не мог спастись. Он знал, как все будет, и, как ни странно, наибольший ужас вызвала мысль, что все будет слишком быстро. Он не готов был! Он не мог так стремительно... потерять все. Вот так исчезнуть. И надо видеть было его лицо, верней глаза, расширившиеся на пол лица, когда он, со всей не расказанной никому историей, прошлым, будущим, на собственных глазах сходил на нет. Его жизнь вытекала из него, и он ничего не мог с этим сделать. Лишь глаза стекленели. И все действительно завершилось быстро.

PS: послесловие будет в комментах. См. название.

@темы: они, dream about me

10:43 

Сама себе автор
При том, что я хочу удалить аккаунт на биоварском форуме, есть в нем записи, сделанные моей рукой, от которых разливаются внутри любовь и радость. Вот, к примеру:
[месяц назад] "Если будут новости по Лару или тебе в плане военкомата, или не дай небо что-то там у Алисы с... Так. Короче. Если случится жопа, то я хочу знать об этом первым и встретить ее с вот такенным ведром попкорна. [Призрака всуе не поминать!] Попкорн с меня, инфа с тебя. Бывайте."
Ничего страшного, если ответа так и не будет: я буду приходить туда, чтоб дрочить. [вспомнив, что аккаунт удалять] Ну, или нет.

@темы: dream about me

14:37 

Сама себе автор
Дни идут, ситуация не меняется, самочувствие остается прежним, все с не меньшей стабильностью идет так как заведено - и это видится ему несправедливостью, уступающей разве что...... ну, всему, что было с ним до того. Забавно читать такое. "Несправедливостью" ... Он не должен бы мыслить этими категориями, но в нем говорила тогда обида. А тут еще добрый автор, решив, что незнание им, автором, матчасти должно неукоснительно блюстись и впредь, рассудил, что дыру в сюжете - состоящем так, к слову, из pwp и пиздостраданий - надо заполнить чем? Пр-равильно, болью и страданием! :) Героя. Там, где автор может, но не знает, герой у нас знает все-все-все, но не может [тчерт, хорошо звучит в контексте pwp!], так что мается недостойной гения скукой.
Но когда голова не занята, она просто пухнет от ерунды. Без Кэрол ему на ум лезут глупости, а сегодня от них отбою нет. В настоящем нечем заняться, оттуда хочется поскорей сбежать, хоть на пару часов, хоть забывшись, и у него на дне чемодана даже есть бутылочка коньяка, но тратить его по такому поводу значит сдаться. Так что герой наш гуляет в прошлом.
Удивительно, какой однотипной теперь кажется его жизнь. Детство, юность, жизнь до последних лет… Он блуждает в воспоминаниях, но теперь, когда навсегда угас золотящий все свет мечты, ему больше нечего вспоминать. Уж точно не дни единства с тем чуваком, которого бы не видеть вовсе, ни в прошлом своем, ни в будущем.
Все всегда было осмысленно. Достойно. Он не тратил впустую ни сил, ни шансов, ни времени - и все получалось. Он, ни секунды не сомневаясь в средствах, вглядывается в свою Цель, и та предстает по-прежнему четкой, гладкой, кипенно-белой - но пустой, как яичная скорлупа. Он делал все что мог... [И по-прежнему может многое!] Но ничего не добился на том пути. Все усилия, жертвы, успехи канули в никуда. И он многое отдал бы, чтоб забыть, но вместо этого, поневоле, сидит и клеит воспоминания в мысленный ежегодник. Ведь добрый автор решил, что через две недели у него день рождения. А сегодня - 17-ое число.
Есть что помнить и есть что пить. Даже нужно выпить, если такое вспомнить. Только нельзя. Не Боль ли и Страдания?!

@темы: ГиК, dream about me

12:54 

Сама себе автор
Мысли не путаются, они как смешиваются и растворяются в мучительно непроизносимом. Если я не смогу извлечь их обратно, каждую в целости, как чаинки, воду и сахар, ставшие чаем, и озвучить так как они звучат, то пусть я смогу передать вкус чая.

@темы: dream about me

20:58 

Сама себе автор
Смотрю фильм и явно осознаю, что записав пересказ увиденного и просмотрев повторно, я обнаружу там... совпадения с мной написанным.
Общие - по большей части - факты. Вот:
Он вломился к ней, стал рассказывать о своих обожаемых поездах, причем не очень-то дружелюбно, надо заметить. А когда на втором свидании она настаивала на том, чтобы снять с плиты пригорающую еду, он кратко бросил "Не двигайся." - "Почему?" - "Потому что Большой Брат следит Потому что я на тебя смотрю."
Она вся заулыбалась. Восхитилась, какой он властный. И когда он, кончив пронизывать ее взглядом [тоже недружелюбным], сам с плиты кастрюлю, использовала момент сполна.
- Никогда еще не целовала усатого. - резюмировала она, садясь. Не успел он довольно хмыкнуть, как довершила, - И никогда больше не поцелую.
И улыбалась.
- А если усов не будет? - спросил он, смаргивая встающие перед ним картины.
- Да, так было бы в самый раз.
Он молча капитулировал отвернулся назад к плите.
Кухню огласил дьявольский смех.

1) Мироздание, ты издеваешься? В ленте этого нет ни грамма.
2) Я вам даже скажу уверенно, что читать об этом в десяток раз интереснее, чем смотреть. Химии у актеров настолько нет, что тоска пробирает ливер.

@темы: dream about me

22:01 

Сама себе автор
В этом мире есть ужасные вещи. И моя предрешенность однажды лишиться их. Не сегодня, так позже, много или немного. В этом плане прав Сайлент Хилл внутри. Я никогда не мог изменить это. Никогда не смогу. И не изменю. Изменить это невозможно. Это вне моей власти. Я бессильна.
Но я - я - могу это пережить. И жить, обретая новое. Владея тем, что есть уже сейчас. Дыша этим. И однажды будет что-то еще. Впереди не одни потери и безнадежность. У меня есть будущее. У меня есть то, о чем я некогда едва могла мечтать.
И когда что-то кончится - будут боль, пустота и тот леденящий мрак. Будет смерть. Но они закончатся в свой черед. То, что там, этим не исчерпается. И да будет так.

@темы: dream about me, грейс[о]ны

14:35 

Вести с полей или Место будущего Вторжения

Сама себе автор
Вчера меня цинично увезли на весь день кататься под любимую музыку, пить вино...градный сок, поглощать вкуснейшие сухарики в мире и показывать Монумент-Телепорт. loveudm.ru/wp-content/uploads/memorial-karakuli... - лень искать фотку, наверное есть и лучше.
Здесь плохо передает, в реале издали он кажется огромным, уходящим в небо и возвышающимся буквально над обрывом. Суровая древняя магия. ...особенно если не видеть танка и всех уродливых надписей. Когда поднимаешься, смешанные ощущения. С одной стороны, если встать в самый центр, то сердце сжимает чувство, что сейчас врубятся спецэффекты, и тебя вот-вот куда-то перенесет. А если еще взглянуть вверх... Лично меня объял ужас. Но вот если взглянуть вперед...
Кхм. Во-первых, внезапно ты вовсе не высоко, и это как-то, ээээ, многое возвращает с небес на землю. Во-вторых, и тот потенциал вида, что мог бы быть [а он мог быть!], заслоняют неряшливые заросли. В-третьих... ну и какой же гений возвел прямо пред этим грозным великолепием свой сарай? Деревянный. Засранный. Са-рай, Карл?!
В общем, не знаю что, но Символизирует.

@темы: жизни дивное соцветье, Ы-ы-ы!))), dream about me, Mass Effect и Мори: не разобрано

01:06 

Сама себе автор
А в Корпорации неожиданно появился четвертый финал, и если "Дейнерис" из них самый многообещающий, "изюм" - самый раскрывающий мудачизм Алана, а "микрофон" - самый эффектно-символический, то новый [неееет, я не стану называть его "дамба", нет!] дает Алану возможность встретить крах с наибольшим достоинством - но открывает, что он все же смог сделать Мори хуже. Как он и добивался, она становится, пусть лишь в малой степени, его прообразом. Но там же и однозначный ответ обоих, доколе, где черта их морального горизонта.
Считая ее погибшей, он не успевает толком ощутить - да вряд ли и дал бы себе прочувствовать - раскаяние, но он этим потрясен и выбит из колеи.
А Мори в финале стоит с лицом мертвенно-злым [причем мертвенного там больше], не приходит ему на помощь и ничуть его не жалеет. От нее ведь не укрывается, она как раз знает изнутри, насколько же ему страшно, но ее это не смягчает. И она, превосходно видя его положение, играет с ним, как и он с ней прежде. Пусть не вошла во вкус так как он, пусть у нее еще зубы сжаты, но в конце она жест за жестом делает свой холодный выбор.
...и все-таки направляет удары, всю мощь и ярость, не на него, не на человека, пусть даже стоящего между ней и целью, а на саму цель, в обход его. А потом, упоенно играя в бога, все-таки не дает ему быть раздавленным под обломками его идеологии.

@темы: dream about me, не закончено, они

00:09 

Сама себе автор
Гы-ы-ы, вот я так и знала. Его, когда она наряжается, привлекает изменение не столько облика, сколько настроения. Настроя "я пришла трахаться." А то мне все было интересно, с фигов ли такая реакция, если ему, по большому счету, все эти прикиды, ну, не совсем до лампочки, но впечатления на него они производят мало.

...У него странная, но харизма. Сияние. У нее - разбавленные цвета. Иногда почти до невзрачности. Магнетизм. Какое-то наваждение.
Нечто среднее меж застывшей перед броском змеей, ровным кварцевым излучением, омутом на несколько глотков. Затягивающее. Гипнотическое. Моргнешь - и просто собранные манеры, спокойный взгляд, внимательность к тебе: возьми, запей. Просто забота, готовая как войти в привычку, так и не обрести значения. Просто жест.
А он, воспаленный, опустошенный, готов вовсе закрыть глаза, потереть веки, встать, уйти. Он поглощен другой жаждой и не видит. Он требовательно сжимает губы. Решимость еще сквозит в нем - или упрямство. Истерзанность высекает злость как и прежде - а она наблюдает за этим всем, увидев, шагнув навстречу и подойдя. Протягивая, обслуживая, не говоря - источая этот призыв. Окажись таким же как я. Распознай. Ответь.
И он не распознает, но следует.

@темы: dream about me, ГиК

Ройзман

главная