• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: не закончено (список заголовков)
04:56 

Сама себе автор
В трой

Нередкий повод удивленно приподнять брови [он так и делает, а мы с Мори хмурим их] касательно Алана это распространенное заблуждение, что его внешний вид и стиль вещей - это имидж. Т.е. сумма специально организованных, внушаемых впечатлений, которые складываются в сознании людей и определяют отношение. А он не рассылает никому сигналов.

недоумение
чистейшее изумление, достойное ранней Мори

Во-первых, это самореализация. Т.е. он себя показывает таким, как видит внутренне.
Во-вторых, видеть себя таким и быть в окружении таких вещей

это смесь из вкусов и потребностей организма в витаминах-красках. Они его насыщают,


"зачем тогда прихорашиваться и привлекать внимание к себе"

@темы: они, не закончено

17:26 

Стена: светлый вариант

Сама себе автор
Не, мне вот интересно: он вправду хочет вылепить из нее себя? А потом что? Что бы он стал с ней делать? Все вспоминается гуляющее по Сети фото записки: "Кота здесь больше нет. Мы его забрали, чтобы любить. :-) " А он бы? Ой, что-то сомневаюсь. Да и менее всего он выглядит нуждающимся в компании.
Другое дело, что-то и оно: выглядит...
У этого парня холодный имидж, лицо с печатью прохладного интеллекта пополам с безразличием, проницательные глаза, манеры аккуратиста. И он всем претендует на звание рацио. Блюститель порядка посреди хаоса.
Она вполне вписывается в роль хаоса - если зрителя предварительно помариновать видом Алана и его окружения, то вполне себе. А еще если зритель не догадается уточнить, почему она вечно перекати-поле, не зная, где будет ночевать, почему вечно встрепанная и в ссадинах, и почему ей приходится разрушать, тогда как в любой относительно мирный час она старается привнести в окружающий мир гармонию. А получив экскурсию в его внутренний мир она тихо аху... будет вправду поражена, ибо таких масштабов торнадо с битыми стеклами до сего дня даже не представляла. И орнамент их отношений в том, что он возвел в ранг политики свое притворство будто не понимает ее и понять по определению не способен. Но... А она, покрутив пальцем у виска, соглашается поучитывать его желания задолго до того, как понимает их. Потому что она как раз гармонична в отличие от него и, в отличие от него же, не мечтает людей перекраивать.
Кончается их история тем, что история начинается и вопрос, как одолеть противника, переходит в вопрос, как жить с ним. Как выстроить Светлое Завтра, в котором ему найдется место. В то же время это ирония.

она помещает его в изоляцию, потому что это единственный способ его спасти, причем всесторонне.
Идея не рой другому яму немножечко под другим углом.

Смена ролей
Но, поменявшись ролями с ним, может ли она подпасть под заблуждение и занять его место? Может.


он бросает слова, что его мир разрушен,

добро пожаловать в мой

@темы: они, не закончено

16:36 

Сама себе автор
Чтоб написать предыдущий пост, заглянули в папку Mass Effect 1. Там картинок немного, так что взгляд приковало к портрету Шепард.

1) Это лучший ее портрет. И на нем лучше всего видна общность с Призраком. Была бы я чуть побольше художником, сделала бы каким-то чудом общее фото их двоих. Он - "Информация-мое-оружие,-Шепард" - на стуле со своими экранами, она стоит с оружием на изготовку рядом. И за ними не умирающая звезда, а их стихия, средоточие алого. Их мир.

2) Этот лучший портрет я уже выкладывала в те беззаботные дни веселья, когда подшучивала над персонажем, чьи слова нанесла на скрин до того, как они стали эпитафией. После ME-3 оставалось только лишь переименовать его. Теперь портрет хранится в папке под названием "Кайден, я скучаю."

Снилась сегодня строчка стиха про планету Альчерру, снилось, что я на ней и ищу мороз...
"Ты сама понимаешь про долг и приказы, ты, в конце-то концов, и сама капитан, только ждешь без конца (а напишет не сразу...) и не знаешь, что ей довелось испытать, потому что ни радости в строчках, ни горя, посылала, наверное, чтоб не молчать: «на Вирмайре песок и прозрачное море. Остальное — давай не сейчас»."
Сейчас. Прояснилось на отдалении, и теперь я увидела: "На планете Альчерра - мороз", а на моем Вермайре - вечное остывающее тепло прощальных объятий. Они говорили одно и то же, они оба прощались с нами, и не было здесь никакого жестокого выбора.
Я любила их, я хотела спасти кого-нибудь. Знала, что сделает Шепард, знала, что Эшли мне не спасти - даже если бы свершилось невозможное, и Шепард поступила бы иначе - все равно в ME-3 ее с нами уже не будет. Не могла видеть ту насмешку над памятью нашей Эш... Не увидела. Удар принял Эл Ти.
Я хотела спасти, сохранить хоть кого-то из неделимого целого, их двоих... А они ушли оба, вместе. Говорили одни и те же слова...
Их обоих в ME-3 подменили, и их обоих мне не заменят! Тем паче клоны.
Я смогу перепройти игру. Вермайр - не выбор, это символ их тепла, их дружбы...

Я люблю вас, ребята. Мы еще встретимся.

@настроение: и я ставлю тэг "не закончено"

@темы: Mass Effect и Мори: не разобрано, не закончено, dream about me

13:17 

Достижения дня

Сама себе автор
Встали еще на 2 часа раньше.

Отослали маме
5500 маме.

"Для здоровья волос не обязательно покупать мультивитаминные комплексы - достаточно употреблять витамины А, С, D и F. От наличия витамина А, которым богата морковь, зависит состояние кожи, в том числе и на голове. Витамин С, содержащийся в цитрусовых и киви, усиливает кровообращение и питание волосяных луковиц. Витамин D, источником которого является рыба и морепродукты, отвечает за рост волос. А витамин F предотвращает выпадение, он в больших количествах содержится в бобах, орехах и растительном масле. + железо"
"Самым правильным выходом из ситуации при выпадении волос – поход к трихологу. Доктор сможет, не основываясь на голословные предположения, выполнить осмотр, установить диагноз, провести тесты, выяснить истинные причины потери волос, назначить нужные препараты."

Подробнее: www.kakprosto.ru/kak-825800-pochemu-posle-mytya...
Узнали: есть серебро радированное, говорят что оно не тускнеет.




Плохая новость: я лысею. Да, аккурат через неделю после того как у Кэрол полголовы осыпалось.


вышли и тут меня как ударило: это же они.



Для истории
Когда-нибудь В скором времени буду звонко смеяться, оглянувшись назад и увидев, что закрытие одного магазина [в том году покупали там пару раз трусы] и истичка-мать, доведшая до слез мальчишку, вызывали во мне такой всепоглощающий поток паники, отчаяния и обреченности.
Дети вырастают. А у конкретно этого пацана, ручаюсь, нет половины твоих сложностей. И, Мори, мы только за сегодня нашли три магазина, в том числе и один одежды.


[рассказ о паззле]И возможно я даже пособираю его на свежем воздухе. Нашли потрясающее рабочее место. Обмыли в теплой компании. Кровавой жертвой. Я Баффи Мори, истребительница вампиров. Правда, скорее они меня.
Так что это еще и тренировка реакции... Нет, а я еще думал, чем заняться на природе, пока нет роликов. Да тут человечество в опасносте!

@темы: не закончено

00:15 

Корпорация?

Сама себе автор
Залипаю на фразу Мори. "Ну извини, я не ходячая карма, мне человека жалко." Умилительное сочетание: разрушает прямо как дышит, но речь здесь не об агрессии, а скорее о темпераменте. И о свободолюбии. На нее давят, а она сносит рамки взмахом руки.
При этом... божечки, да ведь это Хэнк! Видит все очень ясно, называет подлинным именем, но при этом вред, причиненный, а тем паче не причиненный ей для нее как с гуся вода. И минимум драматизации над фактами. Самое-то забавное, что ведь толкает аккурат хэнковские посылы, прямо как по подстрочнику,

тяги к разрушению и
А у этого Алана есть привычка

@темы: они, не закончено

19:44 

Музыка: рыться, ища сокровища

Сама себе автор
22:42 

Сама себе автор
"Не искусство, но творчество. Как это работает?"

"У каждого есть в голове потаенный мирок, в котором любой, даже самый убогий человек имеет сексуальные фантазии, какие немногим удастся воплотить в жизнь без моей помощи. Я соединяю желания потребителя с его возможностями, принося желанную частицу гармонии в его трудовые будни."

"Но именно боль приводит к решимости, отсекая все лишнее."

"Люди в целом способны избавляться от комплексов, раздеваться публично, мастурбировать и вообще быть откровенными. Однако они не способны просто сказать, что им нравится. То есть, их откровенность порнографична, но не сексуальна. Они откровенны, но не искренни. И прежде всего – с самими собой.
Профессиональными моделями становятся либо асексуальные, либо способные находить правильный путь реализации своих желаний, совмещая приятное с полезным. "
Тчерт, это я.

"Разница между порнографией и сексом такая же, как между религией и Богом. Как религия в большинстве случаев есть надругательство над Богом, так же и порнография есть надругательство над сексом. Вопрос в том, чего ты хочешь. Ты можешь искать женщину или Бога, а можешь – церковь или порносайт. Те, кто производят порнографию и религию, прекрасно видят эту разницу, прокладывая легкий путь к тому, что заменит тебе откровение на мгновенную и яркую сублимацию, разрядку мутной действительностью в воображаемое лицо. Добро пожаловать в свою потребительскую нишу!"

@темы: АВА, не закончено

22:42 

Сама себе автор
"Был назначен день съемок, найдена роскошная квартира на Невском проспекте, и взят у приятеля полупрофессиональный фотоаппарат. Мы с Сашей, как два возбужденных члена, пульсировали от нетерпения и считали себя порномагнатами вселенского масштаба. Наши модели, меж тем, волновались. Им, стопроцентным натуралам, предстояло перевоплотиться в геев, причем на глазах у других людей.
Думаю, каждому из нас приходили в тот момент в голову мысли: «А вдруг я - гей? А вдруг мне понравится? А вдруг меня это все возбудит?» Не знаю уж, как остальным, но мне приходили.
Первые проблемы возникли еще до того, как затвор камеры впервые клацнул зубами на наше порно-будущее. Мы с Сашей не учли один важный нюанс – эрекцию. Как она могла возникнуть у парней, которые друг друга абсолютно не возбуждают? Несмотря на всю риторичность этого вопроса, мы не удосужились задать его заранее. Поэтому две трети времени ушло на онанизм. Представьте себе картину: четверо молодых голых парней сидят в лучах софитов и, закрыв глаза и представив красивых девочек, истошно онанируют. Рядом со всем этим бегаем мы с Сашей и кричим: «Ну, быстрее давайте, быстрее, сколько можно!» Неподалеку от этого восседает на кресле Леха с лицом фотографа из Hustler, который видел голым весь мир и его больше вообще ничего не интересует кроме шестизначного гонорара.
Нервов мы тогда потратили предостаточно. Чего только стоило уговорить парней делать друг другу минет. Они наотрез отказывались, поэтому пришлось включить креативное мышление на грани идиотизма, и предложить им открыть рот настолько широко, чтобы член не касался во рту ничего, но при этом в нем находился. Вы можете себе такое представить? Если не можете, то попробуйте позабавиться таким образом со своим партнером. Уверен, что вам понравится.
Об анальном сексе, разумеется, и разговора не шло. Вялые члены зажимались между ягодицами партнера, лица делались максимально возбужденными, и сосредоточенный Лехин палец нажимал на «спуск».
Таким вот макаром мы отсняли первый в моей жизни порноматериал. Хотя слово «порно» к нему не особенно подходило. У меня до сих пор хранятся диски с этими фотографиями. Я иногда просматриваю их и сочувствую тем людям, которые заплатили за них деньги. "

"Так вот, могу вам достоверно сообщить, что наши первые фотографии были абсолютно «недрочибельны». Они, скорее, вызывали улыбку у всех, кто на них смотрел. Но только не у нас. Мы с Сашей были горды собственным продуктом, потому что он дался нам потерей множества нервных клеток. А главное, что эти фотографии у нас все-таки купили, что на сегодняшний день меня крайне удивляет."

"В другой раз мы «спалились» ненамеренно, когда снимали оргию в затонированном лимузине, который из-за мощного фонаря на камере светился изнутри, как порнотеатр на колесах. Мы объездили весь центр, снимая и демонстрируя головокружительное порево, пока я не приметил, что пассажиры трллейбуса, остановившегося на перекрестке рядом, так сгрудились у окон, внемля нашему шоу, что махина перекосилась на один борт и, того и гляди, завалилась бы на наш длинный белый трахомобиль.
Порно может сниматься в соседней с Вашей квартире. Вы будете курить на лестничной площадке с оператором, приветливо здороваться с девушками-актрисами и брать взаймы штопор у режиссера. И одновременно продолжать верить, что в квартире живет студенческая пара, считать, что порно снимается на Луне, и дрочить по вечерам на ролики, снятые в соседней квартире владельцем штопора, который, кстати, давно уже пора вернуть."

"В производстве порнографии секса нет. Любители доступного секса, приходящие в порнографию, никогда не задерживаются в ней надолго, потому что они его там не находят, и из них не получается толковых моделей. Они кончают, когда захотят, не останавливаются по команде и вообще игнорируют съемочный процесс."

"Для съемок «рэйпа» не подходят условия городской квартиры. Требуется что-то более брутальное. Например, какой-нибудь гараж или стройка. И все десять клипов в одном месте снимать не станешь, а переезды занимают время. Решением стала дача. Тут тебе и дом, и сарай, и лес неподалеку, и парник. В общем, все, что извращенской душеньке угодно. Да и найти её оказалось не сложнее, чем камеру. Хороший приятель без лишних вопросов дал мне ключи от небольшого садового домика в десяти километрах от города. Осталось назначить день съемок и написать сценарии.
Со сценариями возникли сложности. Тяжело, знаете ли, не будучи поклонником насильственного секса, понять, какие именно пытки возбуждают почтенную публику, чтобы не облажаться с первым же заказом. Каким, в точности, должно быть удушение? Нужна ли кровь? А, может, синяки? Или открытые раны? А как вы посмотрите на изнасилование палкой?"

"Представьте себе такую сцену - вы приходите домой, садитесь ужинать и, между делом, говорите своей жене:
- Дорогая, я буду снимать порнографию. Причем гей-порнографию. Причем уже на днях будут первые съемки. Ты не возражаешь?
Говорить все это нужно с абсолютно невозмутимым лицом, будто бы вы открываете овощной магазин или идете устраиваться на работу банковским клерком.
Примерно так у нас и получилось. В тот же вечер, когда мне поступил первый заказ, я решил поговорить с Ольгой. И, несмотря на то, что я и раньше работал в околопорнографическом бизнесе, Ольга была шокирована моими планами.
Если вы никогда даже близко порнографии не касались и вдруг заявите такое своей жене, то она подумает, что это розыгрыш. А Ольга не подумала. Вот и вся разница. Она знала о нашей долговой яме и о том, что я - человек без лишних комплексов и предубеждений, поэтому мысль о шутке ей в голову даже не пришла. Вообще довольно приятно ощущать себя человеком, чья деятельность сильно отличается от деятельности большинства людей на планете. Вот Вы лично знаете много людей, кроме меня, которые снимают порно? Ольга таких людей не знала вообще, поэтому ее самолюбие задушило в ней нотки сомнения. А еще я попросил ее о помощи - попросил стать администратором съемок, их визажистом и, частично, режиссером. Представляете, каково для молодой девушки - почувствовать себя причастной к такой огромной махине по производству денег, как порнобизнес, да еще и не в роли актрисы, а в роли производителя? Разумеется, такой подход сделал свое дело, и наш с Ольгой ужин стал чуть ли не праздничным. Мы отмечали начало новой жизни, жизни порномагнатов."

"Финляндский вокзал, платформа, странная компания в ожидании электрички. Наименьшее подозрение вызываю я, так как похож на студента-походника – фотовидео сумка на груди, огромный рюкзак за плечами и мрачное выражение лица. Из рюкзака торчат какие-то палки (распорки для палатки?), рукоятка топора (для рубки дров?), свисает цепь (для котла над костром?) .
Готов спорить, если бы мы спросили прохожего о назначении тех или иных предметов в моем рюкзаке, иных вариантов бы не последовало. Однако все было иначе. Палки были нужны для анальных пыток, топор - для имитации сдирания кожи с ягодиц, цепи - для приковывания жертвы. Кроме того наличествовал рубанок для альтернативного сдирания кожи, ремень со стальной бляхой для побоев, банка театральной крови, театральный грим для синяков, наручники и еще куча всякой мелочи, которая попалась под руку и теоретически могла быть использована для нанесения телесных и душевных унижений. Так что, видя походника, не доверяйте первому впечатлению. Возможно, это будущий порномагнат едет на свои первые съемки."

"Оля поехала совсем иначе, словно на пикник. Вся в цветной загородной одежде и с большим чупа-чупсом в зубах. Несмотря на свой детский вид, она старалась выглядеть важной и серьезной. Она критически осматривала то меня, то наших актеров и недовольно морщилась, когда кто-нибудь из пассажиров подходил к ней слишком близко. Мы еще ничего не сняли, но Оля уже себя чувствовала порнодельцом, и с пролетариатом, шныряющим вдоль электричек, ничего общего иметь не хотела.
Ну и, наконец, наши актеры – парни во главе с Федей, если и волновались, то не показывали никакого вида. Они весело хохотали, вспоминая прошлую съемку, и так открыто и громко обсуждали съемку предстоящую, что мне пришлось их одернуть. На этот раз актеров было четверо – Федя, его друг Кирилл (с внешностью пассивного гомосексуалиста и выпендрежным характером), Андрей (выглядит, как молодой бычок, думает также) и Саша (единственный реальный гей из всей компании - он обещал выступать дублером на всех крупных планах орального и анального секса).
Я заранее сообщил им, что мы будем снимать «не совсем еблю», чему они несказанно обрадовались, поскольку ****ься им не хотелось, а хотелось валять дурака. Единственное, что их волновало – будут ли пытки настоящими. Посулив, что пытки будут самыми настоящими только для задающих такие вопросы, я закрыл эту тему."

"Растопив промерзшую печь, мы отправили наименее креативных моделей готовить еду, и приступили к мозговому штурму. Это действо напоминало киношные авралы в НАСА, когда на стол вываливается все, что есть на терпящем бедствие шаттле, и хьюстонские сверхмозги думают, как из представленного хлама соорудить посадочный модуль на шесть человек. Перед нами лежал зверский набор пыточных орудий, куча грима и китайская бутафорская кровь «King Of Blood», купленная в магазине «Шалун», и имевшая ярко выраженный ванильный вкус. Мы сделали садистские рожи и заскрипели мозгами.
В результате кровь, с помощью утюга, была запаяна в полиэтиленовые обложки от школьных тетрадей. Полученные пакетики вкладывались в рубанок, где могли быть незаметно проколоты иглой. Это устройство должно было увенчать пытки кадрами сдирания кожи с задницы насилуемого.
На роль жертвы был избран Саша. Ему же принадлежала идея сдирания кожи с ягодиц. Он вообще оказался изобретательным малым, с одной лишь оговоркой – все изобретения категорически относились к его заднице. К тому же Саша очень талантливо орал. Когда мы попросили его покричать так, как будто его пытают, Саша выдал такой запредельный тенор, что модели в пищеблоке заледенели душой и выронили сосиски. Это был хит. Мы входили во вкус.
хохотали, вспоминая прошлую съемку, и так открыто и громко обсуждали съемку предстоящую, что мне пришлось их одернуть. На этот раз актеров было четверо – Федя, его друг Кирилл (с внешностью пассивного гомосексуалиста и выпендрежным характером), Андрей (выглядит, как молодой бычок, думает также) и Саша (единственный реальный гей из всей компании - он обещал выступать дублером на всех крупных планах орального и анального секса).
Я заранее сообщил им, что мы будем снимать «не совсем еблю», чему они несказанно обрадовались, поскольку ****ься им не хотелось, а хотелось валять дурака. Единственное, что их волновало – будут ли пытки настоящими. Посулив, что пытки будут самыми настоящими только для задающих такие вопросы, я закрыл эту тему.

Дача.
Представьте себе обычный дачный дом в садоводстве, участок в шесть соток с заброшенным огородом, грязный, захламленный всякой ерундой сарай и видневшийся неподалеку лес. Да еще и разгар зимы впридачу. Что может быть лучше для подобных моим съемок! Садоводство пустует – делай, что хочешь.
Растопив промерзшую печь, мы отправили наименее креативных моделей готовить еду, и приступили к мозговому штурму. Это действо напоминало киношные авралы в НАСА, когда на стол вываливается все, что есть на терпящем бедствие шаттле, и хьюстонские сверхмозги думают, как из представленного хлама соорудить посадочный модуль на шесть человек. Перед нами лежал зверский набор пыточных орудий, куча грима и китайская бутафорская кровь «King Of Blood», купленная в магазине «Шалун», и имевшая ярко выраженный ванильный вкус. Мы сделали садистские рожи и заскрипели мозгами.
В результате кровь, с помощью утюга, была запаяна в полиэтиленовые обложки от школьных тетрадей. Полученные пакетики вкладывались в рубанок, где могли быть незаметно проколоты иглой. Это устройство должно было увенчать пытки кадрами сдирания кожи с задницы насилуемого.
На роль жертвы был избран Саша. Ему же принадлежала идея сдирания кожи с ягодиц. Он вообще оказался изобретательным малым, с одной лишь оговоркой – все изобретения категорически относились к его заднице. К тому же Саша очень талантливо орал. Когда мы попросили его покричать так, как будто его пытают, Саша выдал такой запредельный тенор, что модели в пищеблоке заледенели душой и выронили сосиски. Это был хит. Мы входили во вкус.
В итоге ролик выстроился следующим образом. Саша, одетый молодым солдатиком, бодро шагает через садоводство с сигаретой в зубах, наслаждаясь морозным воздухом и одиночеством вне казармы. Внезапно из кустов выпрыгивают трое, и начинают, без всяких вербальных прелюдий, его мудохать. Саша орет и изображает страдание.
В этот момент я сделал свой первый шаг по пути режиссуры. Мне приходилось сдерживать творчески настроенных парней от натурального избиения по системе Станиславского, периодически переключая их с одного на другое. «Так, стоп! Вы его уже пять минут в живот бьете. У него уже нет живота. Давайте уже по морде!» И так далее."

"Итак, в уютной домашней обстановке, устав от бесконечных побоев, ребята переходят к изощренным методам. «Сейчас мы состругаем твое очёчко!». Жертва пытается умолить насильников, но они неумолимы, и рубанок начинает полосовать многострадальную задницу. Саша, млея от актерского приступа, заходится в заставляющем дрожать стекла вопле. Кровища из пакетика заливает его ягодицы и промежность в таком количестве, которого нет даже в пяти по настоящему обструганных задницах. В это время в рот ему пихают вялый член. Саша начинает мусолить его с явной неохотой, за что и получает по физиономии. Я с камерой бегу снимать окровавленный зад, куда в этот момент тоже якобы вставляют ***, покуда Саша набирает в рот ванильного кровезаменителя. Вернув камеру в «оральный» ракурс, я уже вижу вполне окровавленный минет. Все логично и аутентично.
Аппетит приходит во время еды, и мы решаем помочиться на жертву. Саша против, но искусство требует жертв и бутафории. Спрятав тонкие инсулиновые шприцы под члены, парни выдавливают их на окровавленный Сашин зад и страдальческое лицо.
Что дальше? Нас вдохновляет весело потрескивающая печка. Раскаленная до белых углей палка, с рычанием «поджарим его вонючее очко!», с размаху «вонзается» в Сашин зад. Это был апогей крика. Эдвард Мунк, заслышав его, наверняка бросился бы писать очередной шедевр. Естественно, палка не достигла Саши на добрых два-три сантиметра, но ракурс съемки был выбран очень удачно. Дым, ор, гоготание насильников…
Несмотря на обилие смазки, должное предотвратить возможные ожоги, Сашиным булкам было жарко. Он большой молодец. Может статься, вы этого не поймете, но, несмотря на странность снимаемого контента, ребята были настоящими актерами. Они чувствовали это, и готовы были приносить творчеству ощутимые жертвы терпения и лояльности. Это тоже стало для меня открытием. Мы были не просто олухами, снимающими еблю. Мы были режиссерами, актерами, сценаристами. Мы болели этим и получали от этого огромное удовольствие, подчас творя невообразимые вещи, от которых впадали в ступор даже повидавшие виды заказчики.
Мы возвращались абсолютно вымотанными, но бесконечно довольными сделанным."

"Поисковой базой стал всем известный сайт знакомств, где я разместил нехитрое и честное объявление, нечто вроде: «Ты гей и хочешь заработать? Пиши!». На него и откликнулся Миша.
Мы встретились с ним в каком-то ресторанчике, где я объяснил ему суть дела. Миша тут же спросил, а ты в теме? Я искренне не понял. Оказалось, что Миша имел ввиду – не гей ли я, намекая на то, что, мол, может мы обсудим дела, а потом потрахаемся? Я впал в легкий ступор, и сразу же постарался ненавязчиво расставить приоритеты и вехи в наших отношениях. У меня были опасения, основанные на стереотипах по отношению к будущим моим гей-моделям. Как человек здравомыслящий, я складывал их на дальнюю полку сознания, перемотав прочным скотчем самоиронии. Однако картины в стиле, почему-то, Босха, периодически резко вставали перед моими глазами – толпа веселых голых гомосеков тащит мою выпучившую глаза персону со съемочной площадки в укромный уголок."

"Марселя мы подвешивали. Вниз головою, за ноги, на раскидистой березе в зимнем лесу. Казалось бы, чего проще – подвесить актера. Привязал за ноги, вздернул, и насилуй на здоровье.
Хрена с два.
Местные белочки, чуждые миру наживы, с замиранием сердца смотрели на нашу возню, периодически крутя пушистыми лапками у виска. Им было невдомек, чего это Марсик так орет. А Марсик орал потому, что у него, при попытке вздергивания на цепи через сук, начинали жутко болеть ноги.
Частично мы были к этому готовы, и захватили с собой кучу тряпок для обматывания спутанных Марсиковых конечностей. Однако Марсик выл, и, зная его анемичную покорность, мы понимали, что ему по-настоящему нестерпимо больно.
В ход пошли куртки, свитера и даже шерстяные носки. В итоге место крепления цепи к конечностям представляло собою абсолютно нефотогеничный тюк разнообразного тряпья. Только в этом случае Марсель был согласен потерпеть минуток пять. Я решил - хер с ним, не буду брать эту вязанку в кадр, и сосредоточусь на опухшем и раскрасневшемся Марсиковом лице. Мы приступили к съемке.
Марсику пришлось болтаться на цепи минут сорок. Сначала у меня сел аккумулятор камеры. Пока я с матюгами обшаривал кофры в поисках запасного, у обоих насильников опали ***. А что вы хотите? Лес, зима, белочки и верещащий Марсель, который успел проклясть весь север в целом и Питер в частности. Не возбуждает ничуть.
Чтобы не мучить Марсика по-настоящему, мы решили начать с побоев, не дожидаясь эрекции. Оба актера-насильника занимались какими-то восточными единоборствами, и эти кадры получились отменными. Парни били висящего страдальца из различных стоек, с разворота и в прыжках, сопровождая удары душераздирающим видеомагнитофонным мяуканием мастеров кунг-фу. Марсель страдал, раскачивался туда-сюда, как боксерская груша, и умолял перейти к ебле.
Наконец, ребята расслабились, согрелись и развеселились. Их члены восстали, и Марсику было выдано в рот по полной программе. Анапский изгнанник представлял собою великолепное зрелище - пылающие уши, залитое кровью и спермой лицо с выражением неподдельной усталости и обреченности. Экзистенциальность картины дополнялась бессильно свисающими руками, с кончиков пальцев которых капала на белый снег бутафорская кровь.
Я произнес сакральное «снято!», и Марсик разразился облегченными матюгами. Сняв с дерева, мы около получаса водили его по поляне под руки, а Марсик учился заново ходить, благодарно сжимая тощими ручонками наши шеи. Такие вот нежные отношения."

"Нужна была научная база, позволявшая привнести в сюжеты достоверность. Я засел за изучение материалов судмедэкспертизы о реальных изнасилованиях.
Я проштудировал все самые известные дела о маньяках, увенчав свой экскурс господином Чикатило. Я делал заметки, зарисовки кадров, небольшие сценарии.
Такая основательность требует жертв, и мне стали сниться кошмары."

"Сценарий ролика был незамысловат. Грибник, с умильной корзинкой на локте, покидает свою «шестисоточную фазенду», и бредет по проселкам в направлении леса, предвкушая медитативный сбор различных даров природы. Следом за ним, держа дистанцию, настороженно следует зловещая тонированная «девятка». Большую часть времени ролика занимает как раз это преследование, символизирующее ожидание насильником нужного момента.
Наконец, вдали от случайных свидетелей, на лесной дороге, «девятка» дает по газам, в одно мгновение настигает жертву и, на всем ходу, сбивает её, поддев на капот. Жертва валится, из машины выскакивает злодей, распахивает крышку капота и, засунув под нее голову жертвы, с размаху «прикладывает» этой крышкой несколько раз. После чего следует бескомпромиссная заднепроходная ебля в той же позиции – головой в капоте.
Зловещая «девятка», дача, проселки и лес у нас были. А вот об сцену сбивания жертвы мы сломали все свои головные мозги, со спинными в придачу. Снять замедленно и ускорить в редакторе – слишком ненатурально, испортим всю задумку. Сбивать по-настоящему – страшно. И когда наш мозговой штурм уже превратился в клуб по интересам «Полное уныние», а головы – в плесневелые чуланы, «жертва» хлопнула себя по накачанным ляжкам и сказала: «*** с вами, сбивайте!» Это был один из тех актов творческого самоотречения, о которых я уже поведал.
Водитель, он же – насильник, поначалу забастовал. Оно и понятно – ему предстояло сбить человека на ощутимой скорости. Это было, верно, еще страшней, чем принять на себя удар летящего автомобиля. Однако Титаник искусства попер вперед на всех парах, и достойного его айсберга не было в целом мире.
Мы начали с малого. Отработали трюк на мизерной скорости 3 км/ч. Потом, обретя некоторую уверенность, стали постепенно повышать эту цифру, достигнув, наконец, отметки 25-30 км/ч.
У нас получилось! Благо актер на роль жертвы был спортивен, и где-то на пятидесятом дубле уже вполне профессионально принимал удар бампером, рушился на капот и скатывался с него на мягкую траву проселка. Так мои актеры стали каскадерами, а сам я – постановщиком натуральных, захватывающих дух трюков.
Мы сняли настоящий короткометражный шедевр. Рев двигателя, летящий из под колес грунт, скачущая стрелка спидометра, вид удара из машины и с внешней позиции… Для нас сама сцена изнасилования стала уже настолько несущественной, что, сохранив ролик для архива, я просто вырезал её, чтобы не портила впечатления от трюка."

"В «гоп» поднише мы сняли замечательный ролик про лыжника, роль которого исполнил Михаил.
В погожий весенний денек Михаил, облаченный в старообрядческие трико и курточку, умиротворенно шоркает на беговых лыжах по искрящимся на солнце снежным просторам Ленинградской области. Образ, до полноты китча, увенчан классической шапочкой-петушком, с надписью «Спорт» и помпончиком.
Я бегу рядом скачками, стараясь не сильно трясти камеру и не оступиться. Лыж на мне нет, поэтому я проваливаюсь в снег. Приходится высоко вскидывать колени, и со стороны я напоминаю брезгливого страуса. Снег давно набился в ботинки и тает, увлажняя без того не очень теплые их внутренности.
В данном случае это были два гопника. С ними пришлось повозиться, поскольку образ гопника не так уж и прост. Ребята переигрывали со страшной силой, и в каком-нибудь юмористическом шоу это было бы уместно. На экране же был явный фейк.
Дублей двадцать они перегораживают Мише лыжню, и говорят свое вступительное слово. Образ гопника не дается нашим героям стояка и мордобоя. В итоге, плюнув на достоверность, мы оставляем его гротескным донельзя, благодаря чему все диалоги начинают напоминать общение двух поклонников культа Ктулху, договаривающихся о завтрашней рыбалке:
- Слышь, йбать, кззь'ол. Ст'йать, нах. Исс’да, нах. Закурить дал, йбать, нах.
Ноги у меня потихоньку приобретают консистенцию прилавочных бройлеров, и Михаил поспешно совершает мотивирующую дипломатическую ошибку:
- Но я не курю, ребята. Я занимаюсь спортом, и вам советую.
- Чет там свет'йешь, кззь’ол старый, йбать?! – подытоживают наши герои, и Миша отхватывает по сияющей физиономии, отчего валится «взад себя», не выстегиваясь из лыж.
Далее следует то самое руко- и ногоприкладство, ради которого и собрались наши многочисленные зрители у своих теплых голубых экранов. С изяществом мародерствующих гоблинов наша парочка возюкает Мишу по поляне, оставляя обильные следы бутафорской крови. Лыжи нарочито не отстегиваются, и насилуемого, в итоге, приковывают к вековой ели прямо в них. На Мишу мочатся, ему вставляют в задницу разлапистую еловую ветвь, способную стать украшением любой новогодней вечеринки, и, конечно же, его ебут. В конце-концов, бросив скупое и не очень понятное «лучшб п'крить дал, кзз'оль, йбать», раскоряченного Михаила оставляют посреди лесочка наслаждаться зимней сказкой. Друзья удаляются в сторону чадащих на горизонте труб цивилизации. Занавес."

"Предположим, что Вы ищете в Интернете, на сайте знакомств, и ваш выбор уже пал на кого-то. Скорее всего он падет на секси-телочку, просто потому, что Вам покажется, что раз уж Вы хотите ей присунуть, то и весь мир её тоже захочет, да и примерная раскадровка в голове уже есть, и постоянно расширяется новыми сюжетами. Думаете, здесь есть подводный камень? Нету. Не заманите в модели – так, может, хоть перепихнетесь, влюбитесь, женитесь и помрете вполне счастливым. А то и оба варианта сразу."

"Короче, поехали. Сразу предупредите потенциальную модель – это замечательный заработок, веселое времяпрепровождение, категорически не проституция и не унылый вэб-кам, которыми их достают тупые зазывалы. Если жертва заинтересовалась таким поворотом, то она спросит – а что именно делать? Отвечайте ей «эротические съемки», и приглашайте посмотреть на то, как это происходит. Попав на съемку, соискателю сложнее отказаться от работы, поскольку там он видит совершенно обычных нормальных ребят, которые совершенно обычно занимаются своим нормальным делом. Фыркнуть в такой ситуации значило бы обидеть всех одним махом и сделать из себя высокомерного закомплексованного придурка или дуру. Обычно такого не случается. А первая же съемка вообще снимает глобальный вопрос человека «способен ли я?», и часто поднимает личность на определенную высоту самосознания. Сжигайте мосты.
В первом своем гей-контенте, если помните, я задействовал несколько чистейших натуралов. За всю карьеру мне пришлось много раз отвечать на вопрос мятущегося в тенетах легких денег натурала «но я же не пидар?» Ответ прост – ясное дело, что ты не пидар, но зато ты киноактер. Ведь актеры не умирают по-настоящему, и целуются понарошку, ради искусства, а геев так и вообще играть почетно. Спросите у Шона Пенна или Вуди Харрельсона – не фиговые актеры, между прочим. Оперируя такими категориями, как «театр», «игра» и тому подобными, можно привести человека к простой мысли о том, что исполнив роль гомосексуала, он им не становится в жизни, а остается все тем же гетеросексуальным мачо. А что на мальчиков «не стоит», ну так ведь можно и в пассиве сниматься. Какая разница, если это игра?"

"Если, по договоренности, монтаж видеоролика оставался за клиентом, то он приступает к вырезанию многочисленных вялых ***в, смеха и грязных шуток съемочной группы, встрясок камеры, когда оператор наступил на часть тела какой-нибудь модели, и её матюги по этому поводу."

"И, конечно же, все это несравнимо с американскими мероприятиями, значительно более бюджетными и деловыми, на которых даже читаются доклады и лекции – как увеличить трафик, раскрутить сайт, найти новые приемы ведения бизнеса и создания контента, строить прогнозы на модные течения. Все очень досконально и вдумчиво, типа «Тенденции развития азиатской гей-ниши на будущий год» и прочих подобных нюансов."

"Егор работал в каких-то продажах, был бисексуалом, обладал приятной внешностью, манерами и спокойным характером, был эрудирован, начитан и очень обязателен. Он постоянно нуждался в сексе, и мог достигнуть в нем успеха, если бы не особенность, делавшая его совершенно несчастным. Егоркин пенис был невероятно огромным, в эрегированном состоянии напоминавшим батон колбасы «Докторская» длинной в двадцать пять сантиметров. Когда Егор раздевался догола, его внешняя гармония сразу пропадала, подавленная доминирующими размерами грозного «хобота» и двумя колыбахами кулаков. Обнаженная фигура Егора недвусмысленно сулила: «Выебу и отхуячу!» - и оба этих акта чисто внешне обещали стать для жертвы фатальными. Егоркина физиономия при этом жила отдельной от атрибутов мужественности жизнью. Поначалу, с таким болтом и кулаками, я загорелся мыслью снимать его в рэйпах. Но на съемках выяснилось, что единственный акт агрессии с Егоркиной стороны, который не будет равен по движухе утреннему туалету сантехника Петрова – это если Егор своей елдой забьет кого-нибудь насмерть, отвлекая зрителя такой «изюминкой» от всепоглощающей медитативности происходящего.
- Егор, ну постони немного! – говорю я.
- М-м-м… Ы-ы-ы… - стонет Егор.
- ****ь, кто так стонет?!
- Я только так могу.
И все же я нашел применение Егоркиному «таланту» на съемочной площадке, успешно используя его в качестве орудия дисциплинарного возмездия. Когда кто-то из моделей срывал график работы свинским опозданием или прибывал на студию в нерабочем состоянии, он ставился в пассив с Егором. Я воплощал формулировку «начальство выебло» практически буквально."

"Снимая крупные планы, мне приходилось, если помните, находиться в считанных сантиметрах от эпицентра соития. Производственные травмы в таких условиях более чем возможны – то задницей по голове получу, то лягнут, а то и обрызгают чем-нибудь слегка."

"Работать с Мишей было не просто, хотя когда он был трезв, он был очень обязателен. Однажды он прибыл на съемки после очередного запоя, и «встать» не смог. Вколоченная годами номенклатурной службы ответственность повергла Мишу в пучину стыда, так как по телефону я несколько раз уточнил – способен ли Миша к работе, и он это подтвердил. Ему просто нужны были деньги. Съемки были под угрозой, *** не стоял, и тогда Миша, подобно советским киногероям, рванул ширинку и сказал «ладно, ебите меня!»"

"Более того, Аркадий занимался тем же самым, и был очень серьезным историком моды, преподавателем в нескольких ВУЗах именно по этой специальности. Естественно, он обладал отличным вкусом, безупречно одевался и любил пространно высказывать свое мнение. Стоило только задать вопрос, касавшийся моды, и можно было часами слушать рассуждения Аркадия. Диалог с ним, в такие моменты, был невозможен. Причем, это часто бывало интересно потому, что он обладал живым умом и богатыми знаниями на эту тему.
Финансовых затруднений у Аркадия не было. Он ходил к нам, как сам говорил, «пообщаться». Ему было интересно все происходящее. Он расценивал съемки с точки зрения художника, придумывал декорации и сценарии, хотя по ним никогда ничего не снималось. Аркадий занимался неким самотворчеством, каким, впрочем, является любая полноценная самореализация в искусстве.
Все же один раз мы сделали ролик по его сценарию, просто потому что сценария не было вообще, и всем было абсолютно все равно, что снимать. Нужен был обычный инцестовый хард-ролик с участием Аркадия. Сюжет не требовался. Аркадий уверенно воспрял в художественные выси.
- Боже, Адик, ну неужели мы снова будем снимать эту ерунду? Давай что-нибудь придумаем, мы же творцы!
- Ну, придумай. Мне все равно.
Аркадий взялся за креатив. Мы находились в обычной полупустой съемной квартире, облазив которую вдоль и поперек, он нашел старое и нелепое настенное украшение – большую марлевую бабочку на проволочном каркасе, размером с велосипедное колесо.
- Вот оно! – воскликнул гений, и описал мне концепцию ролика, – Я буду прикладывать эту бабочку к обнаженному мальчику, к разным местам, и буду говорить ему «ты моя бабочка».
Хотя мне и было глубоко плевать на сюжет, но от такого идиотизма, видимо, лицо мое изрядно вытянулось, поскольку Миша позволил себе приспуститься с небес и произнес:
- А чего? Прикольный дебилизм.
Ответить было нечего, и мы стали снимать этот «прикольный дебилизм». Аркадий действительно взял мальчика, бабочку, и стал неспешно прикладывать её, ставя мальчика в различные позы. Бабочка на спине, бабочка на груди, бабочка в волосах. В конце концов он отодрал мальчика раком, приложив бабочку к его лицу. Подоплека была такой, что он трахает не мальчика, а бабочку. Лао Цзы, блин.
Все было проделано в полной тишине, без единого слова. Хотя ролик получился вполне в духе Линча, учитывая специфику снимаемого, от смеха давились все, кто его видел. Клиент сказал, что он чуть не «издох», и поинтересовался, кто это выдумал? «Почему-то я так и подумал» - написал он мне в мессенджере.
Это вам не лампочки вкручивать. Видно даже без одежды – человек искусства."

"Повторюсь, что все вышесказанное – не более чем слухи и домыслы. Я его за руку не ловил, анализов у него не брал, и за что купил, за то продаю. Вся правда, конечно же, содержится только в средствах массовой информации."

"Однажды, посреди не предвещавшего грозы белого дня, мне позвонила мама. Она была полна участия и материнской любви. Она сказала, что в жизни случается всякое, и что, бывает, происходят вещи и пострашней. Но, несмотря на это, я всегда буду её сыном, её любимым мальчиком. И мама – это тот единственный человек, к которому можно прийти и поделиться всем. То есть абсолютно всем-всем-всем. А уж тем более такой важной и абсолютно не катастрофичной вещью. «Ведь для мамы нет ничего страшного в том, что ты – голубой».
Я и так млел всю дорогу, выслушивая этот монолог. А в финале вообще вынужден был свернуть на правую полосу и припарковаться.
«Мама, я - не голубой. Что случилось?»
Случился банальнейший казус по моей вине и головотяпству. Крупная немецкая гей-порностудия, с которой я наладил деловые отношения для съемок своих первых полнометражных фильмов, выпущенных на полноценных носителях вне Интернета, прислала мне обширную и подробную подборку каталогов, журналов и тому подобных ознакомительных материалов. А почта для меня приходила на мамин адрес. И, для удобства, я просил маму сразу вскрывать и зачитывать мне её содержимое, дабы дистанционно отправлять шлак прямиком в мусорное ведро. Мама исправно делала это, пока, в описываемый момент, из огромного конверта на неё не взглянула усатая немецкая физиономия, страстно склонившаяся к широко раздвинутым волосатым мужским ягодицам. Тот самый рабочий «крупный план». На формате А4. Приехали.
На какое-то мгновение мне показалось, что вот и настал тот час, когда посвятить маму в подробности моего бизнеса будет проще всего, ибо часть неминуемого шока она уже получила и усвоила. Ужаснувшись этой мысли, я принялся пространно юлить, местами неся несусветную чушь, и сам же от неё впадая в ступор. Мама, однако, «велась». Было понятно, что гипотетическая «голубизна» её сына, в которой «нет ничего страшного», вызывала у неё отвращение. Поэтому она с легкостью ухватилась за спасительную, хоть и трещавшую по швам версию спам-рассылки торговых каталогов. Утвердившись в этой мысли, мама успокоилась и тут же сбросила маску толерантности, поделившись со мной тем, что ей даже в мусор-то противно «это» выбрасывать. Я представил, как необходимые мне для работы материалы отправляются в мусор, похолодел, и заверил, что сам приеду, выясню, кто это прислал, и разберусь с нервирующими мою маму фашистами-порнографами раз и навсегда! А заодно и выкину «каку»."

"Раз уж вспомнили о мифах, то стоит упомянуть, что отношения с моделями тоже выходили за рамки стереотипа. Никакой доступностью здесь и не пахло. И если модель перед камерой за гонорар трахается как угодно, то это не значит, что она проститутка, и легко даст мне и после съемок. Взаимное желание – непременное условие, как и везде.
Например, снимали мы как-то в сауне, а после съемок просто парились, попивали алкоголь и валяли дурака. В итоге я затащил рыженькую модельку в отдаленный уголок сауны, и уже готов был насадить её на свой напряженный кол, когда мне был дан «от ворот поворот» по причине того, что мы совсем не знаем друг друга, и вообще только сегодня познакомились. Мол, это неприемлемо. Это притом, что меньше часа назад она обрабатывала перед камерой три таких кола безо всяких предубеждений. Однако мне страсть как хотелось именно эту цыпочку, и тогда я предложил ей оплатить дополнительный гонорар, как за еще одну съемку, на что был вынужден выслушать мораль об отличии труда порномодели от проституции. Понурый, покачивая эрегированным колом из стороны в сторону, я побрел восвояси."

"Особенно много возни пришлось на тот период, когда грянула популярность на волосатые лобки. Эту нишу мы называли «хэйри» (hairy – волосатый). Множество моделей-девушек, привычно выбривавших промежность, принялись старательно отращивать кустистые заросли, в погоне за гонораром. Дело доходило до того, что поиск бритой модели превращался в проблему. Кому не позвонишь – ой, знаешь, я сейчас хэйри отращиваю, подожди месяцок. Вот ***ня! Месяцок-то ждать было нельзя, ведь съемки на носу.
В обратном случае, когда мне нужно было снимать хэйри, приходилось ждать две-три недели, пока выбранная заказчиком модель «заволосится» до нужной степени. И все это время ей оплачивалось, поскольку модель уже не была выбритой, но и на хэйри еще не тянула, и её никто не снимал. Да и на личном фронте у них было не весело, в связи с их аграрной деятельностью. Я даже слышал, что от одной модели ушел парень, доведенный хэйри до отчаяния. Эстет хренов." - а Мори одобряет. - "Атас противоположного характера происходил в гей-нишах. «Твинки» - молодые геи – должны быть чисто выбриты во всех местах в обязательном порядке. И вот я к десяти утра приезжаю на съемки, груженый бритвенными наборами, пенками и успокаивающими гелями после бритья, чтобы их нежные жопы не покрылись раздражением. До часу дня студия напоминает фестиваль цирюльников. «Стригу, брею, кровь отворяю». Как сказала Тэффи – кто не хотел стричься и бриться, тому кровь отворяли. До этого, конечно, не доходило, но, бывало, и резались сослепу. Пробовали себе зад побрить? Это как пленку из фотоаппарата в темной комнате извлечь. Поэтому милая картина бреющих друг другу зады моделей была привычным началом рабочего дня. Конец дня знаменовался вантузовым проталкиванием жопяных волос сквозь нерасчитанную на гейские постригушки канализацию.
Девушки эпилировали свои конечности и рабочие места дома, самостоятельно. Самцы же, сколько не говори, приходили бриться на студию, мотивируя это наличием там взаимовыручки."
Тут-то мы и подумали, что у порно в моих глазах появился шанс.

"Те, кто не соблюдал этих простых заповедей, карались дисциплинарными воздействиями со стороны грозного Егора."



Очень легкая, и в то же время выразительная, человечная и трогательная книга.

@темы: не закончено

22:32 

"Человек-паук" 1994, Герберт Лэндон, фотоальбом

Сама себе автор
Лэндон в роли Есенина

Но иногда ему выпадает хороший день.

А потом начина-а-ается.

Лэндон общается с Женевьевой.

Лэндон общается с Домовым.

Лэндон пообщался с Домовым и думает, что осталось от его трупа.

Лэндон снова общается с Домовым.

Лэндон общается с боссом.

Лэндон пообщался с боссом.

Лэндон общается с публикой.

Лэндон общается с другом.

Лэндон жаждет общения.

Лэндон уже не жаждет общения.

Лэндон рассказывает свой план.

Лэндон думает, что имел нас всех.

@темы: не закончено, Ы-ы-ы!))), ГиК, фильмы

16:14 

Сама себе автор
Йа очень добрый автор, [:)] это раз. Во-вторых, если б фанфик был бы не pwp, то писался бы чтобы выстроить обоснуй, как из точки А герой прыгнул в точку Я. Мы разобрались с внешностью, дали намек судьбу идейности, разобрались с отношением к другим... Но мы забыли боль и страдания !
В каноне он, гляжу, слишком легко отделался. «Она пыталась припомнить, чем старались ей помочь Мамушка и Эллин, когда она рожала Уэйда, но все расплывалось как в тумане, милосердно изглаженное из памяти муками родовых схваток.» А память пооооомнит. Вот пусть героя ну хоть разок догонит вытесненное переживание. :eyebrow:

И вот тут поведение героини вплотную перекликается с поведением Мори в одной и той же с ней ситуации. Героиня-то это уже прошла, она, ориентируясь на его реакцию, выстраивает поведение как дежурный, словно этой ночной тревоги она ждала. Источает опыт и собранность, между строк произносит "Я знаю, что это, я тебя ему не отдам."
Мори же начинает метаться и вываливать из закромов все меры для спасения: врубить везде свет, какао, ликер, потанцуем, музыка, поговорим, поедем в кино?.. У него бьющая боль в глазах, удалое отчаяние - и улыбка! Там звучит


И вот там звучит ария чисто Мори: "Не знаю, что и как, но я знаю каково, и я мир щас переверну, чтоб сделать тебе полегче."

Там звучит "Я еще сам не отвоевался, ну так и к лучшему, могу заодно и твоих теней повыкашивать, пока рука наган держит.


"

Д-да я уже все, в порядке, можем ложиться, тебе ж завтра на работу.
- Молчи и пей. Если лечь

выдает такой гимн пронзительного отчаяния и мужества

Это второй раз, а после третьего я начну создавать сборник элементов. Героиня сейчас делает




"Забрался к дедушке Ахмед,
Дрожит и шепчет: Дед, а дед?
Лежи, не бойся - я с тобой.
Скорей же, дед, глаза открой!"


Алан

@темы: они, не закончено, ГиК

01:25 

http://phoenix2479.diary.ru/p203990996.htm?from=last#688356456 + поставь тэг и заглав

Сама себе автор
[см. комментарий Змея 2 мая 2015 в записи "Попу надо показывать только, когда выйдешь замуж, своему любимому человеку, и только тогда, когда это необходимо."]

Не знаю, могу ли рекомендовать я, но предшественница его преданно любила.

Вот я как почитаю Нормана [а я читаю его при каждом приеме пищи, благо он как раз новых 4 произведения написал, курилка], так успокаиваюсь. [смеется] Я просто осознаю, что кому-то другому читать было бы невозможно. Я даже не рискую почитать это на свою-то трезвую голову. Но на нетрезвую это самое то что надо, какое мы в жизни видели. [смеется пуще]
На трезвую голову мне нравится думать об отношениях моей парочки. Я хочу сказать, вне Этого.

Как сказать. Это один из вопросов, в которых они едины. Они это не маркируют. У них не будет сакраментального "Я его/ее/тебя люблю." Интересно то. что в героине я даже не вижу перемен.



Она едет за ним на север, а он благодаря ей учится ходить.



Он дарит ей самый неожиданный в ее жизни статус.

@темы: не закончено, ГиК

17:23 

Корпорация

Сама себе автор
Он - часть некой корпорации. Не глава, но на вторых-третьих ролях. Самое то для него - до тех пор, пока все не идет наперекосяк, и ему не приходится лавировать между гневом и шефа, и "повстанцев."
Его позиция целиком пришла от озвученного ГЗ из книги: не хочу губить, но и от целей своих из-за этого я отказываться не хочу.
Но полно, к чему заводить разговор об этом, он вовсе не убийца, они близко не ставят подобной цели, они просто видят потенциал таких как она, и... Человек заточил воду в трубах, использовал силу ветра в турбинах, подчинил себе дикую лошадь - почему он не может сделать все то же самое с другим человеком, особенно если тот изначально ему не равен? Идея почти как в Матрице, только здесь этих людей-индиго, избранных, в общем зови как хочешь, хирургически лишают их особенности, стирают им память и отправляют в подобие спец. питомника: такой миленький городок под куполом, где они живут в полном комфорте под наблюдением и умеренным управлением, с чувством какой-то фантомной утраты, беспокойства и неудобства, как если бы ты лишился руки, но забыл, что когда-то их было две. Делается это во-первых чтобы добыть тот чудодейственный и очень дорогой аппендикс, во-вторых, лишившись его, индиго по-прежнему излучают чудодейственную энергию, но уже слабенько и не могут контролировать ее сами, они истекают ей [что, конечно, сказывается на здоровье] - а когда она скопится под тем куполом, ее впитывают специальными агрегатами, в общем люди используются как батарейки.
Осложняется все лишь тем, что индижность их не наследуется, новых приходится искать по миру. А размножении же пойманных смысла нет, так что перед отправкой их плюсом стерилизуют.
И весь процесс налажен уже так гладенько и стерильненько: красивые речи Алана, аккуратное изымание, бахилы, наркоз, крови не больше чем при любой операции, никому не больно, а после усиленное питание чтобы восстановились... А городок весь зеленый-чистый-стерильный, тьфу ты, красивый...
Почти как его лицо, которое он не просто красит, за которым он так ухаживает, что регулярно же переделывает - улучшает. Ага, пластически.

И тут является наша Мори, охотно идет на стерилизацию, совпадающую с ее желаниями, но в остальном вдруг артачится и тем стопорит весь их плавный поток, а его раз и навсегда выводит из душевного равновесия, с первой встречи. "Что, хочешь меня кастрировать?" - фыркает она, и он давится. Он долго тщится воспринимать ее как других: как куру павлина-бройлера, требующего заботливой обработки, но ломка неотвратима, ведь конфликт начинается еще на уровне мировоззрений: она все реагирует очень прямо и непосредственно, что ломает ему Эрмитаж его картин мира - а те крайне ему важны. Почти жизненно. Он - искусственник, тот гос. строй и довлеющее мировоззрение необходимы ему как капельница. И вот рядом с ней он в невольном контрасте чувствует себя до боли... неестественным. "Да в жопу! Естественность, неестественность... Но вот ты, чувак, вправду болен."
Она относится к нему пренебрежительно - и оттого беззлобно. "Хоссподи, было бы с кем бороться. Да какой ты мне враг, ты калека. Хочешь стянуть меня на свой уровень? А не выйдет. И что тогда? Ты и меня и себя боишься."

И он боится. Хочет ее "исправить", вернуть в стандартную колею. Не выходит - тогда он хочет ее обезвредить. Для порядка, ничего личного, разумеется. Но она больше чем элемент среды, она человек, и он человек, он досадует и не понимает: со всеми все шло так гладко! Она, не стесняясь, давит ему на больные места, и он злится - но хуже того, в нем растет этот страх... Он расшатывается изнутри, а обуздать, покорить, подчинить себе хочет ее. ...т.е. конечно же не себе - среде. Ничего личного и ужасного, кровь же не проливается. ...если все послушны. А она - она! - выводит конфликт на другую плоскость. Он нервничает все больше, но не может дать этим нервам выхода - потерять лицо.

Он переводит стрелки: это не с нами всеми что-то не так, не со мной не так - это ты не женщина/плохая мать/бракованная. И поступает с ней очень характерно: раз ты неправильная, то использовать мы тебя будем как всех, но лишим льгот "за хорошее поведение," те для правильных. Он норовит издевать ее: подержать в неизвестности, напугать, заставить почувствовать свою беззащитность... уменьшить рацион, уменьшить наркоз, подобрать галюциногенные препараты... Больно? Чувствуешь слабость? Ты думаешь, ты борец? Думаешь, ты способна на что-то большее, чем немного упрямства, упрямства глупого? Ты простой человек. - Так и ты ведь тоже.
Инстинктивно он хочет ее сломать - при том что как только мысль оформляется в нем отчетливо, он ее пугается, отрицает. Он не делает ничего такого! Он даже не хочет этого! Но то, на что не хватило садизма, делает его равнодушие, нежелание вникать в то, что кроется за отдаваемыми им распоряжениями. Он только лишь хочет вымотать ее, заставить упасть духом и не дать подняться. Ей же так будет легче!
- Хочешь чтобы я стала такой как ты. А тебе легко?
Он предлагает ей уебищный выбор, но выбор, правда? Сдаться - или...
Или что, Алан?

Она в свою очередь глядит на него как на чудо в перьях, феномен не то карательной психиатрии, не то недостатка спасительной психологии. Она сразу видит его надломленность, его болезненность и, ей мало вырваться от него самой, мало сломать конвейер, ей, мне кажется, очень хочется вправить ему тот вывих - а может, больше... Она вечно докапывается до него. Он пытается вытеснить ее физически, а она выёбывает ему мозг. Ей, каким-то животным инстинктом, все время хочется заломать его и подмять под себя, но при том ни совокупляться, ни делать по-настоящему больно она не хочет. Вот лишить его власти, сойтись с ним лицом к лицу, уложить, причинить неудобство в отместку - пусть он хоть что-то прочувствует на себе, вершитель... При этом она отлично осознает, что равной сдачи сдать не получится: на него дунь, блин, и он сломается. А ведь лезет, а ведь получит. Со скальпелем можно и доиграться...
Аппендикс им ее нужен... "Сам отрежь себе что-нибудь! Стой!! Не надо."
"Да нормальный у тебя нос был." - кричит она под обстрелом, узнав, что он сделал его точенее.
"Хочешь поговорить об этом? Давай, только отъебись от меня сначала. Признай меня человеком, что ли? Конечно, проще не признавать им себя."
Проще лгать и кривить душой, искривляя свою же душу - только бы не испачкать манжеты, боже мой, только бы сберечь выдуманный со страху образ.
Он постоянно людей увечит, он ломает их судьбы и их натуры, ее он даже готов погубить, почти-почти... А если не почти? Если не объявлять охоту, не доводить до края, не доводить до смерти, если перевести все в честную плоскость - ты готов ради своего Чего-то убить меня? Не перекладывая ответственность, не выводя меня в исключения?
- Лицемерие - сообщает она ему. - Ты знаешь, что означала в Средневековье казнь без пролития крови?
И ее слова пробирают... Он не желает зла лично ей, но изначально видел ее как объект, а после стал видеть как олицетворение своих страхов. А после делает и кошмаром - своей рукой...

Он нечаянно режет ее лицо. Немая сцена, не считая ее стона вперемешку с рыком. В лучших традициях он выплевывает приказ увести ее, но забывает распорядиться про оказание помощи, так что когда он ее видит снова, его, к ее радости, чуть не рвет на свой шикарный костюм.

она вся в крови

- Бу? - радостно Немытая, прётся И начинает откровенно ржать.
давить на совесть. Совесть у него действует предсказуемо: долой источник угрызений, сплавим ее побыстрее, в обход других.
В общем, очень-очень скоро при одном упоминании ее имени ему уже становится плохо.



Это кровь человека, пролитая им кровь, и ему становится дурно




Вот только не надо тут делать вид, что тебя стали привлекать мои сиськи

- Стойте. - с оттенком драмы -
Сперва исправим ее лицо.
Чувак, ты хочешь меня покалечить, стереть меня, запереть на всю жизнь - и все, что тебя беспокоит, это мой гребаный шрам?!




Она выступает в роли жертвы. Ее это злит.



Они раздражают друг другу нервные окончания
прорывающееся раздражение
У них нет толкового русла: ни в ни в страсть это не облекается, а раздражение слишком велико, чтоб дать установиться симпатии

Ей нужно побольше его спасать, чтоб родилось "мной спасенное, мной защищенное - мое", а ему нужно почувствовать в ней источник защиты и безопасности, чтоб тянуться к ней


они как-то друг к другу уже привыкли.


ему почти физически глаза режет



Ну угадайте, что? Они опять срутся.


она одним резким ударом буквально сбривает ему микрофон

на пальцах нет крови

"Хватит. Вы не получите мое тело. А с моим лицом все в порядке. Со мной вообще все в порядке. Надеюсь, ты сможешь сказать о себе то же самое."


едко ответствует, что раскаялся и стал хорошим.

@темы: они, не закончено

20:00 

Мори, мораль и нравственность

Сама себе автор
Злодей в книге: а что бы мне ради своих сугубо эгоистичных корыстных целей не поставить все человечество на грань вымирания?
Герой: какой кошмар, но зачем?!
Злодей: сказал же - ну, например, ради денег, власти и славы? Прикол в том, что планетка-то все равно не вечна, да еще всякие там кометы сыплются, в общем, мы все равно все можем погибнуть в любой момент, так что я решил угробить миллион-другой прямо сейчас, чтоб загрести все плюшки. После меня хоть потоп, бла-бла.
Мори: [кусает губы]

Прежний сценарий:
Белая Этика: Мори, да как ты можешь об этом думать, это же нехорошо и плохо !
Мори: уйди-из-моей-головы-уйди!

Ныне:
Мори, с триумфом: да в жопу твои хорошо и плохо!
Злорадный голос со дна сознания: Мори, а вот теперь ты представь-ка реакцию на все это Призрака.

@настроение: всем дрочить на светлый образ!

@темы: Ы-ы-ы!))), не закончено

15:47 

Сама себе автор
379
Будет всегда 378.

Всех зову, все идем на "Мстителей". Кроме Яна, ему это будет больно.


А уж мне как. Как -как, никак. В моей душе были бы полный мир и покой, если б кто-то с размаху не врезал мне по самой болевой точке в мире.


И, вне баллов... просто... спасибо за Призрака.

Самый Mass Effect'ный фильм. Призрак и Сарен...

Я всегда буду ходить на Уидона. И всегда на 3D. Седьмой ряд самое то - если уши призаткнутыми держать. Кресла в Гранате неудобные, не знаю на чью они жопу делались, и сумку на них поставить нельзя.

Уидон, я милостиво прощаю тебе те куски фанфика, которые ты спиздил у меня.

Мне дали еще один женский перс, и он то что надо.Мне наконец-то дали женщину-ученого.

Десять баллов за причину конфликта. Призрак одобряет.

Десять баллов за доданную мне дружбу между мужчиной и женщиной, а то в прошлом фильме я было приуныла. Теперь хочу пересмотреть прошлых Мстителей.

Десять баллов за любовную линию. Теперь я вдвойне хочу пересмотреть прошлых Мстителей.

Десять баллов за просто блестящее разруление ситуации "Как и куда опять девать Пеппер, чтоб весь фильм с упоением слэшить Тони и Кэпа, но при этом не поступить как все сволочь ." Уже за сам факт спасибо, а уж обыгрывание эффективное и мой жаждущий крови уже феминизм насытило на все сто. Спасибо.

опровержение

Близнецы и их отношения.

Улыбка Алой Ведьмы.

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, САРЕН.

@темы: не закончено

16:33 

lock Доступ к записи ограничен

Сама себе автор
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:36 

Сама себе автор
ГГ не всегда ее понимает, но всегда очень хочет ее понять. Он с ней ласков. Алан - полунасмешлив. И все с грустинкой. Один исполненный понимания взгляд в глаза - обменялись, продолжили. Все понятно без слов и изрядно уже надоело обоим им.
А потом они молча расходятся и становятся каждый по "свою" руку от ГГ.

У Мори взгляд испытующий. У Алана оценивающий. У ГГ внимательный.

ГГ готов пожертвовать собой, Алан знает, кому уготована эта участь на самом деле, Мори знать ничего хочет и готова на все, лишь бы только их поменять местами.


Квест Мори, сражающейся, квест обезумевшего хранителя - отпустить опять. Дать умереть.
Квест Алана, выживающего - пожертвовать собой. Или стать жертвой. А после выжившим, пережив. Научиться жить заново.
Квест ГГ-спасителя - изменить ситуацию. Спасти.


Что интересно, Мори готова пожертвовать всеми


Она всегда сильней в противоборстве, но, сраженный, он наносит ей свой последний удар. И скашивает сам смысл жить.

@темы: они, не закончено

19:36 

Сама себе автор
Ты ведь никогда не поймешь? Ты не хочешь.
Так ты у нас ищешь понимания? - хмыкает, затягивая узел.
Он, извернувшись, ухитряется ее лягнуть. Стон. Он знает, что попал больно. И знает, как она поведет себя. Так и есть. Не возвращает ему удар. Она делает вид, что никакого его удара не было. Больше они не говорят.


Не знаешь, как этим пользоваться? Научить тебя?
Я умею.
Если не совсем дура, лежи тихо.


Тебе-то я что сделал?

Ну конечно, стучит в нем с кровью в висках, в такт тому, как бьется в руках она, ну конечно, дело всегда не в нем, в ком угодно, кроме него, в спасении мира, в людях, в ком-то конкретном, в чьем-то свате-брате-друге-парне - просто его не жалко. Не жалко. Не жалко. Не жалко.
В этом нет никакой нужды, но он впивается в нее сильнее, а надо было вдавливать ее в воду.

И тогда она вырывается.


У него преимущество: ей нельзя его убивать. Самой.



Думаешь, ты смогла? Ты не сможешь его уберечь от всего на свете. - голос сел, еле слышен, и он надсаживается, он цедит, но каждый звук его слов поражает ее как тонкие отравленные иглы в уши. Яд раздавленной змеи...
Раз я умру, то вот мое последнее желание, и оно сбудется.


Я уже был к этому готов. - объясняет, пытается объяснить ей он. Меня к этому готовили. Я уже заступил за грань, я успел шагнуть.
Она не слушает. Ей не нужно слушать, она все знает, Все это было только затем, чтоб опять потерять тебя? Я все сделала! Я все сделаю для тебя.

I cannot lose you... again. - она вся дробится при этом слове,

Я уже не здесь, Мори. Прости меня. Если сможешь, прости. Но постарайся меня туда отпустить... целым. Не по частям. Не убивай меня. Отпусти меня таким каким я был.
Я отпускаю. Иди туда. Таким, каким был. И не один.

@темы: они, не закончено

22:04 

Ответ по Лэндону

Сама себе автор
"Это очередная злая шутка Алистера - своеобразная форма мести. Ну и надо было всё-таки испытать новую игрушку.))"
Стало быть, угадали.) Уфффффф. Да, мы бы поступили точно так же. И, черт возьми, это инцидент мне дорог. Как и с копчиком.

"Удар хвостом наносился автоматически, всё остальное время Ксеном управлял Умник."
Т.е. он его пощадил.

после пересмотра нескольких серий ваши герои мне стали дороги еще больше.
-----
"Дело даже не в любви к Алистеру, а именно в его тяге к геноциду и принесению бывшего товарища в жертву собственной идее. Это отталкивало в нём, хотя, должна отметить, в той же серии Лэндон повёл себя довольно смело, пусть это был и поступок на грани безумного отчаяния, когда он вцепился в глайдер Хобгоблина ради спасения дискеты с данными. И позже в сериях с Морбиусом он не трусил, насколько помню. Вообще, я думаю, что из-за своих личностных качеств Амбалу он будет импонировать куда больше, чем Алистер. Всё-таки Лэндон хладнокровнее будет, а в их деле это важно."
Увы, это не тяга, а светлая мечта.

Да ладно б в жертву. Но он им не жертвует - т.е. убивает не вынужденно, скрепя сердце и промокая глаза галстуком. Он его издевает от начала и до конца.



особенно в свете его довольно спорного для меня развития в дальнейших сериях.

Он не планирует дальнейшего сотрудничества с Фиском - даже если предположить, что у Лэндона была готова какая-то отмазка и ширма по эксперименту [Угу. Простите, босс, создать армию нереально в принципе, бла-бла, а то, что все мутанты мира стали дохнуть, это чистая случайность из-за экологии, бла-бла], иначе бы не дерзил ему так открыто.


Кхм, ваще-то это не тяга, а светлая одержимость. "Это работа всей моей жизни", помните? И он не считал, что приносит в жертву товарища, он рвался отправить "волосатую тварь", как сам назвал, туда, куда ему и дорога. Никаких жертв, ничего особенного, часть плана. Скорей уж он с вашим Алистером порезвился. И лучше б вам было к нему привыкнуть, так как с дискетой я покиваю: безумный поступок, сойдет за отчаянную храбрость, но вот от вампира он как раз шарахался, просто бежать было некуда. И да, естественно, он хладнокровней, он же, как бы, у нас отморозок. Был идейный и выборочный, а стал тотальный, разочарованный. Вот такое развитие.
Но в нем это ни разу нигде не шевельнулось. Все осталось за кадром.



Завершающий штрих: а поскольку в его затуманенном впечатлениями сознании сохранились не то слова ассистентки о помощи, не то светлый образ Кинг Конга, к электростанции он пополз, захватив ее с собой в одном из щупалец.
Случайно ли он цапнул Женевьеву? В принципе, Майкл, став летучей мышью, с не меньшим упорством пытался улететь, зажав в лапах Паука, а тут никак пэйринг не заподозрить. Так что возможно хватательные рефлексы это симптом всех новообращенных, и Зверь в свое время пытался уволочь в закат Герберта, чем и вызвал к себе такие чувства. Шучу, конечно.))

"Его генетический код слился с кодом летучей мыши. Он никогда не станет человеком." - говорит гений-Паук, возясь с прибором, при помощи которого двое студентов впоследствии за пару дней опровергнут его слова.


"При написании работ я стараюсь не показывать личного отношения к тому или иному персонажу, да и в планах на тот момент не было причинения Герберту существенного вреда. Максимум - шутка с ударом хвостом Ксена или, уже без юмора, злость Алистера. Но злость его не направлена конкретно на Лэндона, но тот её чувствует лучше остальных, хоть Умник злится на всех разом. Но вообще в 11 главе я позволила себе некоторую вольность и добавила мультяшному Алистеру черты Алистера комиксового. Собственно, образ его из комикса... уж не помню, какой выпуск, но было дело, когда он, мрачный и злорадный, сидел в темноте чуть ли не весь сюжет, и описывался по большей части в этой главе."


"Быть мутантом здорово." - Росомаха.
"Он напомнил мне тебя, когда ты перешагнул порог." - Хэнк Росомахе.
Все показанные нам мутанты начинали с самоотвержения.
"- Он даже не настоящий мутант. Он сам сказал: несчастный случай.
- Значит у него есть право на лекарство." - и Зверь начинает действовать.


"Нет, дело не в привычке. Мне понравилась его вышеупомянутая смелость. Плюс к этому, в нём всё-таки есть что-то человечное, несмотря на показанную в мультике идею с искоренением мутации."

"Изначально старалась изобразить Лэндона максимально приближенным к мультканону, как и всех, в общем-то, персонажей, про которых я пишу. Хоть и люблю в своих фанфиках показывать что-то новое либо не показанное про героев, я стараюсь при этом минимизировать ООС. Других задач в отношении Лэндона изначально не ставилось. Мелькает он там на фоне и ладно. Я и подумать тогда не могла, что в некоторых главах Лэндон будет центральным персонажем.
Но на сегодняшний момент вся его сюжетная линия написана от начала и до конца. Надо сказать, я не уверена в том, что в некоторых местах не переврала его канонный образ, но если и так - это на моей совести будет. Я уже не буду что-то переделывать в глобальных масштабах и переписывать какие-либо его действия (а вот нового добавить можно будет. Если, конечно, оно впишется в сюжет). Но Ваши размышления о Лэндоне помогли бы мне понять, насколько сильно я отклонилась от каноничности его образа (если отклонилась вообще. С моей колокольни это плохо видно)."


Над нашим мутантофобом летает чувак, потрясающий дискетой с единственной копией данных по всему его детищу. Хочет за нее денег.
- Это работа всей моей жизни! - восклицает Лэндон... продолжая активно в него стрелять.

Ха, и наш друг, так ратовавший за очищение вида, теперь первый видит в направленной мутации эволюцию. Завершил пиар-акцию, с улыбкой сжав в кулак левую руку. Теперь он погружает людей в чан с зеленой жижей чтобы не уничтожить, а сделать супер-солдат.
Спорим, Женевьева все еще ссссстрадает?

Женевьева:
В дальнейшем решительно все продолжат пинать мутантов с порядочным озверением, так что когда откроется, что вместо лекарства Лэндон с отъявленным фанатизмом варит зеленую кислоту, чтоб не очень гуманно мутантов поубивать, оно уже зрителем ожидается.
Но меня, особо с учетом нынешних-то реалий, очень выморозил один момент:
- Зачем ты помогаешь безумцу? - обращается к ассистенте Лэндона тот самый пойманный им идеолог гуманизма. Смертник. Бедняга в клетке, которого Лэндон при ней морально поиздевал и обещал испытать на нем свое варево с заранее озвученным эффектом. Ахтунг:
- Профессор не безумец. Он хочет уничтожить способность к мутации, мучительное состояние...
- Нет, он хочет убить мутантов!
- Зато они не будут страдать. - еле сдерживает слезу девица - Это единственный путь.
Цитаты дословные.
Да, я вроде, не такой уж страшный, чтоб меня убивать-то, смиренно молвит ей бедолага. Ну, по молодости-то ошибался, бывало дело, ну да, и Герберт, гляжу, продолжает мою работу - но я же, после того как сам-то мутировал, передумал! Не так оно все и страшно, it's ok to be... голубым, мохнатым, когтистым няшей.
- Нет, мутанты отвратительны! Они уроды! Уроды! - вопит девица почти в истерике. Да-да, она сама такая - но, несмотря на жестикуляции, отнюдь не рвется на его место. И это даже наглядно видя, каких усилий стоит Лэндону словить хоть одного мутанта. Что вы, что вы. Зато потом, на глазах обреченного, закончив готовить все для эксперимента, она проблеет, обращаясь к Лэндону:
- Вы уверены, что поступаете правильно?
- Абсолютно! Мутанты - бич человеческой расы.
И снова к бедному теоретику: извини, мол, мужик, он уверен. Нет, даже лучше, внемлите:
- Извини. Я здесь не при чем.

Правда, я сомневаюсь, что лишился сознания парень от радости на сей счет. Ну что ж, хоть не усложнял задачу, когда идеолог и ассистентка рванулись к нему с двух сторон как к родному, один закутывать в одеяло, а другая буквально по голове погладить. По обеим ее половинкам, кстати.
И вот при всем моем отношении к этой сцене, поведение ассистентки доставляет мне прям донельзя. Все понимаю, своя шкура дорога вопреки Страданию и Уродству, но, блин, ведь его она тоже не собиралась запихивать в клетку и убивать! После всех воплей о мутантах, прикасалась она к нему не то что спокойно, а, кхм, интимно: замерла в немом сострадании с одной рукой на одеяле, а другой на участке голой спины у шеи. Глядишь, еще бы поцеловала, да вспомнила первого "Шрека" и не рискнула.

т.е. девица в стадии самоотрицания готовилась к самоубийству (коллективному и добровольно-принудительному)

Это один идеолог тут толкает лозунги, как все ок, и то после собственного превращения. Кстати, видимо впечатления-то еще свежи или очень четко отпечатались: я заметила тут, что он единственный в ходе дела называет его по имени ["Теперь надо заземлить Лэндона."], а не чудовищем или используя местоимение.

Хм-м, наверно посыл-то серии в том, что из трех мудаков разной степени тяжести никого не заставили измениться. И вопрос о том что есмь мутанство остался открытым, мол, суть не в этом или пусть каждый решает сам. Один мечтает избегнуть и все желают ему удачи, другая мечтала избегнуть, в итоге ее интегрировали в сообщество, третий основывает это сообщество и убеждает принять все как есть - и все ок, пока никто не пытается развязать геноцид.

В 9,8 других произведений Лэндона бы убили с коллективным задором, не факт что гуманно, и никто бы не причитал "Вытащите его!" и не суетился вокруг с выражением явной жалости.
Эта серия потому меня и пробила. Сначала нас вводят в дебри кошмара, полного, показательного, просто невыносимого расчеловечивания, причем заслуженного уровнем вины-то, а после в несколько картин, поступков, выражений... мне даже сложно писать об этом. О той нежности, которая с экрана дышит с этой буквально подбегающей к нему парой, с показыванием лица, разделенного надвое, этим долгим контактом рук на его спине и его руками, разными и одинаково же свешивающимися, когда его на носилки грузят. Хочу говорить, не переставая, и не могу.

Что ж, опять же благодаря оригиналу по крайней мере один источник внутренних зацепок вокруг Лэндона я отыскала. Это Женевьева. Потому что очень пугавшее и подавлявшее меня в детстве "Его участь решена. Но я не знаю, что будет со мной." это на самом деле "Его проблему мы решили, но как быть с чудовищем внутри меня?"
И вот тут меня рвет на бинтики, поскольку ошибка вышла, пересмотр на замедлении показал: она гладит Лэндона не по обеим половинкам головы, а прицельно по чешуйчатой, зеленой. И кидается она к нему и на колени падает до того как он превращается в человека. А потом она замирает, прижав ладони к его спине - и, блять, чудовище внутри меня. Как это сочетается?
Она неровно дышала к нему когда он был человеком, она принимала его ненависть к ей подобным, она приняла его-мутанта - и льнет к нему, и с ним все в порядке, а себя она ненавидит.
Безусловное принятие его, безусловное отвержение себя.

Угу. Причем благодаря оригиналу, где озвучивает не Барби, я ее вижу уже иначе, например подмечаю то, что она всю серию выглядит глубоко несчастной и потерянной. Встречает Лэндона с ужином с готовыми результатами и ссстрадает. Он ее благодарит, приобнимает за плечи, ведет внутрь, они обсуждают работу, всего пара реплик, а во мне повисает неназываемое какое-то чувство - но она ссстрадает. Потом она слушает как он мило общается с приговоренным и безмолвно ссстрадает. Спасает ГГ, применяя свой дар - и совсем страдает. Наблюдает, как Лэндон своими руками губит мутантов - и безмолвно страдает. Он падает в чан, и она кричит во весь голос. ...аааааа потом подбирает оброненную им пушку и начинает палить по косвенному виновнику его падения со в первый и последний раз за всю серию родившимися уверенностью и гневом. Вот тут никакого внутреннего конфликта, весь негатив в хорошее русло.
А потом она говорит о чудовище - и в ее голосе негодование, боль, отвращение. И это отнюдь не чуваке, который ползал тут весь в зеленой слизи.
Но я не могу понять, почему из принятия Лэндона не следует принятие себя.
Второй раз когда мы видим ее почти-почти уверенной - это когда она применяет свой дар повторно чтобы спасти на этот раз уже четверых людей. По странному совпадению, он один из них. И вот тут никаких метаний в процессе, но ужас и чувство вины опосля.


При этом ведет он себя так, словно его только что выпихнули в главные герои корриды. Как будто все прошлые разы Домовой на него прыгал тигром и вырывал бабло вместе с мясом.

В сцене на складе Лэндон откровенно боится Домового. Игра? Он постоянно обнимает чемодан с бомбой. В машине он очень переживает, но вот страх, стресс или все вместе - непонятно. Но замирает, глядя на пламя позади, причем замирает, держась рукой за запястье с активатором бомбы. В этом состоянии он принимает звонок от Фиска. Сам звук сигнала пугает его до аханья. Когда он снимает трубку, лицо несчастное. Но отвечает... не с вызовом, я бы сказала, с боеготовностью. Голос Фиска снова его пугает, он снова вздрагивает. Худшие опасения сбылись.


"- Не делай этого, прошу! У меня нет выбора, я не отдам ему технологию!
- Ну вот, снова жалобы." - в который раз?

"- Лэндон?
- Даааааа?" - с ощутимой опаской.

"Информаторы сообщили мне, что ты покинул здание корпорации." - он знает.
- Шпионишь за мной, Амбал? - и он оглядывается по сторонам, голос прежний, а на лице тревога.
- Ну еще бы. Слежу за своими денежками.

- Работа идет хорошо, - и тут его лицо ожесточается, причем мне иногда кажется, что это не столько перед амбалом, сколько перед лицом мутантов - можешь приехать

до мутации он выглядит моложе.

Алистер ревнует изначально.

Можешь приехать сам или "прислать информатора." - и он не просто вешает трубку, а шмякает ее на рычаг. Домовой, Фиск, мутанты не ловятся - ну все ж сговорились, блин, не давать работать.

Вводит, приобнимая за плечи

занимает все свободное пространство

"Мой труд на благо человечества будет завершен после окончательного теста."

Конкретно Зверь попался случайно, охотники следили за угодьями Ксавье, "большого поклонника мутантов."

Причем волокли они того кто под руку подвернется:
"- Но разве Паук мутант?
- Какая разница, там разберутся." Надеюсь, это первая невиннопохищенная жертва, или что всех предыдущих Лэндон отпускал с извинениями.

У них в бинокле какой-то датчик мутации.

Мы не знаем, что Хэнк говорил о Герберте, кончается все на
"- Шанс есть, тебе так не кажется?
- Да."

"Разве она захочет встречаться с мутантом? Я должен уйти, чтобы никого не мучить."

"- Это на тебя не похоже.
- И почему ты думаешь, что так хорошо меня знаешь?"

Тема мутации и лекарства - ахиллесова пята Зверя.
"- В последнее время он сам не свой. Всегда был как скала...
- Мы видели его с этой стороны, но у каждого своя боль."

"Вследствие несовершенства происходят мутации."

Ну да, он лжет про возможность изменения кода ДНК.

Хватательный рефлекс - стоит, вцепившись обеими руками в кафедру. Может, волнуется?

Когда воскресший Домовой неожиданно нападает, взрывает кафедру под ним, хватает его, поднимает высоко в воздух и вещает свой монолог, держа его всего лишь за шиворот, Лэндон выглядит более потрясенным, но менее перепуганным, чем на складе.

отнимает у Домового, ловит на руки, ставит на пол мягко, "Я о нем позабочусь" + "Он спас тебя, рискуя жизнью" - но...

Где, интересно, Женевьева, когда он - почему-то, будучи аккуратно поставлен на ноги, уже снова - с несчастным видом на полу валяется? Она ведь стоит совсем рядом от него.

Уговор в силе, ставка вчетверо выше.

"- Я бы не пробовал снова. Напряжение повысили.
- Лэндон? [по фамилии] Как это понимать?
- [он улыбается] Тебе неясно? Давным-давно [!] мы работали вместе... доктор Хэнк Маккой. [при этом Зверь хмурится пуще прежнего, он недоволен] Помнишь, как ты жаждал найти средство против мутагенных процессов? Так жаждал, что погубил себя самого? [вот это ирония]
- [ему крайне неприятен этот разговор, по-моему больше клетки] Это было так давно! [сжимает кулак: в больную мозоль?] С тех пор я переменился.
- Конечно! - он улыбается - И теперь ты один из них. Да, ты остыл. А я нет. Я намерен продолжить твой проект чтобы уничтожить мутантов.
- [он, мрачнея, аж отклоняется назад] Ужасно, Герберт. - бросается вперед, чуть не хватаясь за прутья - Ты, верно, шутишь.
- Вот как? Я создал химический аппарат, чтобы снизить физико-электрический потенциал мутантов, делающий из них животных. Клетки мутантов обернутся против самих себя, уничтожив их. Раса людей снова будет очищена. - сжимает руку в кулак. - И чтобы проверить это, я проведу опыт на тебе, моем голубом звере. Самое смешное, мне помогло твое блестящее исследование начатое тобой чтобы помешать себе превратиться в волосатую тварь. - ну и ржет."

Нет, он правша.

тайный проект, а Женевьева в курсе, и в курсе, что он тайный, а босса водят за нос

В оригинале Лэндон дал описание Зверя своим людям, они его опознают как Хэнка Маккоя - видимо, приоритет? Так или иначе, Лэндон, как мы видим, не расстроен.

Лазерные лассо и сеть, которыми ловят Хэнка, наверняка изобретены спецом для мутантов, и я догадываюсь, кем именно.

Да, мечта светлая, в оригинале он и в лаборатории оба раза, и на конференции голосом на нее дрочит черной спермой фашизма.

В оригинале Зверь отчаянно искал средство против своей прогрессирующей мутации. Интересно, знал ли об этом Герберт. Скорее да, раз работали они вместе, а опыты Зверь наверняка ставил на себе.
Да. Там же Зверь был в таком отчаянии, что рисковал убить себя своими опытами.
Не его ли финал и стал для Лэндона последним толчком?
Теперь для Зверя это было "в другой жизни, с тех пор он очень изменился."
В оригинале же Зверь менее плюшевый и наивный, а сразу же подытоживает намерения Лэндона словом, которое не звучит в дубляже: "Герберт, это же геноцид. Ты это не всерьез!"
В дубляже злодейско-зловещие придыхания вместе с тоном заменили на слова-ярлыки про животных и зверей, а Герберт вещает торжественно, плюс глумится.
"Мой верный голубой друг."
Но в оригинале есть про "волосатое животное."

Оригинал: "Те, кого не существует, не могут страдать. Возможно это единственный выход. Вы должно были думали так же. Все сделанное им основывается на вашем раннем проекте. [Зверь начинает страдать]
- Моем раннем проекте. "

В оригинале Лэндон более зловещий и более мутантоненавистник.

"Дай залп по этим недоноскам!" - по спасителю, которого он впрочем назначил в мутанты.

"Покончить с мутацией было для меня важнее всего. Страдания были невыносимы! Теперь я многое понял... Я радуюсь жизни! Я горжусь тем что я мутант."
В оригинале Зверь был "полон отвращения к себе", больше всего на свете хотел уничтожить свою мутацию, и память о том, как когда-то он относился к этому, годами была его самой страшной тайной.

Так Лэндон догадался уже в процессе или даже позже?
И в оригинале он действительно догадался обо всем сразу после вспышки Женевьевы. Более проницателен.
Представляю. как славно Герберт с ней ладил. Неудивительно, что доверился. И тут - повторно? - такой удар.

Этот раствор еще нужно было доводить до нужной температуры перед погружением.

"- Вы уверены, что вы правы?
- Без сомнения! Мутанты - бич человеческой расы!"

И все-таки он не хочет рисковать собой. Узнав про направляющихся к нему мутантов он машет кулаком по поводу "не должны помешать эксперименту" и "обязательно нужно остановить, слышишь меня", но тут же командует Женевьеве, что "нужно уходить, живо!" - поведение точь-в-точь как при обвале.
А вот в оригинале он командовал ей поторапливаться. Все наоборот!

И вот, невзирая на все усилия его охраны, [значит, больше надеяться не на кого], выбив толстенную бетонную дверь, к нему врывается разъяренный мутант. На лице Герберта проступает одна-единственная эмоция: какогохераубьюнах. Руки вновь сжимаются в кулаки, причем не просто так, а в комплексе, он принимает позу на изготовку. И ему плевать на свою жизнь, он командует разгневанно: "Остановите! Он все испортит!"
Вот уже после предсказуемого результата, уже после охраны, сразу бросающейся наутек, Лэндон пугается и сначала пятится, а потом тоже бежит.

У него демонстративная, довольно бурная жестикуляция, особенно когда речь идет о мутантах.

"Отлично! Двух уродов одним махом." - в оригинале "двух мутантов."

Когда невесть откуда неожиданно прыгает еще один, Лэндон даже не вздрагивает, только отступает, и то не резко. Списываю на поглощенность кульминацией любимого детища. Но и после! Паук его в мягкой своей манере [ну а кто в этом мультике в жесткой-то?] предупреждает. Выражение крайнего ужаса.
И когда уже совсем ВНЕЗАПНО, проломив потолок, к нему врывается Домовой и тут же бросает бомбу, Лэндон и Женевьева демонстрируют просто блеск быстрой обучаемости, тормозит там один Паук.))) И вот Домового он в первые секунды пугается, но тут же:

"Не смеши меня, клоун." - в оригинале что-то про посетителей, а вероятней всего незваных гостей. Но и Домовой спрашивает, почему в его дела с Лэндоном вечно кто-то влезает, а не выдает очешуительное "Я пришел разделаться с тобой."

Эксперимент фактически завершен, больше бояться некого. Он очень быстро оправляется от стрессов, он стабильно излучает уверенность. В будущем, когда что-то срывается, я такого за ним уже не помню.
И вот тут уже, разумеется, ни тени жалости или сожаления.

Плюсом и срывается Амбал потом на нем же. Дважды! Когда тот только предупреждает его о Лэндоне, и когда Умник оказывается прав.

И, кстати, наверх он полез не так уж и зря, ведь оттуда он смог попасть в леталку Домового и чуть было не победил. Другое дело, вопрос, почему он продолжил лезть наверх и подошел вплотную [!] вместо того чтоб стрелять, пока Домовой был почти беспомощен.

"Хорошо смеется тот, кто смеется последним."

Мне не хватает этого человека.

Больше Фиску не нужны там шпионы. Не потому ли он перетаскивает Лэндона к себе под бок?

В оригинале после падения Лэндона Женевьева называет Домового не негодяем, а животным, и орет куда громче.

В оригинале Зверь больше берет на себя: отвечает, что "это" не "агрегат Лэндона", а, в общем, венец идеи уничтожить всех мутантов.

Но не учел его воздействие на нормальную человеческую клетку. - для фанфика.

Но даже через мучения он вспомнил суть действия препарата и начал искать электричество.
"Вероятно только электроэнергия может облегчить его боль."



прежний босс, глава другого клана, при котором он служил глав. ученым, нашел замену ему и отдал этой замене - вылепи, мол, из него чего пополезнее, прояви себя. Тот уж и расстарался. Проявил, так сказать, склонность к юмору: раз герой обожал строить роботов...
Вновь и вновь герой корчится, вспоминая, как его окунают в зеленую жижу, а новенький, руководя процессом, стоит и ведь и комментирует: как, мол, все это любопытно, прямо не знаю сам, что получится. Только вот человеком тебе не быть.

Женевьева изначально пыталась его вразумить: "Он может вам помочь! В основу опыта легла его работа!" - спалила при этом Зверя.
И он ее слушает.
Все время к ним спиной.

Мог разговаривать, слушал Женевьеву, хотя не ясно, слышал и понимал ли, знал, где искать электричество, в том числе и в канализации, расходовал часть его, снося стену и для самозащиты - по меньшей мере часть разума сохранял.

Знает ли мир? В новостях их еще разделяли, но после больницы-то?

Он рычит.

Судя по повелению в кадре Ксавье, ему требуется какое-то время, чтобы усвоить электроэнергию.

Не тронул полицейских, [впрочем это скорее законы мульта] но чуть не убил людей в вертолете с прожектором - раздражитель? Впрочем, после того как отняли, не тронул их, только Шельме, догнав, врезал. Характер тот же.

Зверь упорно зовет его по имени - дважды!

Причем Женевьеву он сграбастывает не агрессивно.

В оригинале Зверь его называет "it."

Зато Шельма его называет не чудовищем, а большим чуваком, спрашивает, почему бы ему не цапать что-то его размера.

разгребает завалы машин, а тут вертолет с прожектором
Он может быть не в восторге от идеи показывать его таким.

Они прибыли сразу как узнали новости.

Лэндон использовал электроэнергию чтобы стимулировать рост собственных клеток и тем облегчить свои страдания. Ему была необходима постоянная подпитка.
Они замкнули электрическое поле.

Хэнк улыбается, найдя решение.

Видимо, с ним это можно было проделать поскольку изначально его клетки были чистыми. Иначе получилось бы лекарство для мутантов!

Он определенно не любит вертолеты. Не из-за Домового ли? [используй в фанфике]

Они его НЕ заземлили. Этого нужно было избежать.

Женевьеву отнимали целенаправленно - Гамбит швырял карты прямо в плечо того щупальца, что ее держало.

При появлении Шельмы с мотком, он вместо атаки отвел вытянутое щупальце в сторону. Обвязыванию не сопротивлялся. Следил за ее движениями, рычал, но ни лапой не шевельнул, хотя теперь у него были свободны не одна, а две. И после тоже. Может быть потому, что сперва его Гроза накормила? И Джубели ошарашила?
Да и полету не сопротивлялся.
Нет, говорить он кажется уже не может, все время только рычит.
А вот в конце был как будто зол или измучен.

Оригинал: Лэндон использовал физио-электроэнергию, чтоб обратить клетки мутантов против самих себя. Теперь он нуждается в ней, чтоб поддерживать свое существование.

Зверь сказал, что если Лэндон впитает электростанцию, то его будет уже не остановить. Вывод - сейчас-то можно.

Его называют то it то he.

Когда Лэндона кладут на носилки, Женевьева делает несколько шагов вслед, как с трудом его от себя отрывая.

Носилки выезжают сразу, Скорую очевидно вызывали конкретно для перевозки.

Чувак, годами работавший на уничтожение мутантов, ставивший это целью жизни и готовый той жизнью чуть не пожертвовать [и, кстати, не упади он в чан, он скорее всего разбился бы], теперь ничуть не улучшается характером, по факту ровно наоборот - но при том начинает активно плодить мутантов.
Куда же все делось? Его идейность? Ведь не за деньги он это делал все, ведь

слили Гидромена: испаряется + не хочу владеть тобой

Интересно, знал ли об этом Герберт. Скорее да, раз работали они вместе, а опыты Зверь наверняка ставил на себе.
Не его ли финал и стал для Лэндона последним толчком?

Потому такому Лэндону, какого нам показали, его ненависть была дороже жизни.

[к вопросу храбрости] Сравнить с создателем Скорпиона, доктором Фэрли Стилвеллом. Лэндон их не боится.
"Неогенетика больше не создаст таких монстров, как Скорпион." Фэрли, перегружая комп для взрыва. При этом тоже та еще сволочь.



Для превращения Кэрол подойдет доктор Коннорс, он никак не реагирует на превращение Стервятника на его глазах. Абсолютно спокоен, плюс у него есть неогенный аппарат. И это к стати, ведь от стресса Курт мутирует.
Кэрол сбивает с ног кого-то, на кого падает нечто сверху.
Пообнималась бы с тетушкой Мэй.

Голос подрагивает, отчаяние, откровенный страх.
Алистер в оригинале на вопрос, кто это: тот, чья жизнь в твоих руках. Ты должен срочно связаться для меня с Пауком. Он единственный, кто в силах спасти меня от моего нанимателя. Слушай внимательно
Я понимаю, что Паук ничего не должен тому, кто так старался уничтожить его. Но если бы он смог помочь мне, [гарантирует голову Амбала на блюде].


Алистер назначил встречу на крыше старого [здания?] корпорации Brand! Так Лэндон там и обитал все время? Ну да, кислоту свою не переправлять.

см. папка Изображения

Притом у "робота" сверхчувствительные глаза - стоило залепить паутиной, как разжал захват и с ревом принялся отдирать.
А еще в решающий момент прервался сигнал, и робот завис. Хотя, в принципе, наверно это сделала мадам Паутина. Но Лэндон ведь не удивился, стало быть такой глюк был им допускаем.
Реакция Амбала: "Выходит, новый Умник ничем не лучше старого." - Умник, не ученый?
"Еще не освоился в новом обличье. Ничего, доработаем." - Лэндон спокоен аки удав. Боится он босса, очень. Долг отрабатывает, сразу видно.
- "Советую не тянуть с доработкой, причем настоятельно советую, доктор Лэндон. "
В оригинале Лэндон волнуется, почти выкрикивает. Пациент еще не полностью впитал его средство, я верну его для большей дозы.
- Будем надеяться, это все, чего ему не хватает. Для его же блага и для вашего, доктор Лэндон.

phoenix2479.diary.ru/p203628225.htm

www.diary.ru/~Phoenix2479/p204146521.htm?from=l...

phoenix2479.diary.ru/p204004187.htm + Матадоры к вопросу о храбрости

@темы: фильмы, не закончено, административное, ГиК

23:51 

Сама себе автор
Один из лучших элементов отношений серой с Аланом - обмен энергиями.
В режиме боя, в режиме преодоления она излучает силу, пронизывает ей окружающих. Она жаждет борьбы, она вся окутана словно незримым пламенем.
Наедине с ним она смягчается. Говоря с ним об отвлеченном, она кажется умиротворенной. Ее пламя не гаснет, но равномерно распределяется, согревая. ...и охраняя. Уже не пронизывая, но окружая сотней сигнальных огней, готовых вырасти стеной пламени между ним и опасностью, . Она сродни дремлющему дракону.

Когда в опасности - он расслаблен. Сердце стучит, но Алан старается дышать ровно, размеренно. Он готов.

Если некуда скрыться, то он останется где стоял. И ни мускул не напряжет бороться. Нет, он будет переживать. Он готов упасть он готов оказаться в воде и не утонуть, он готов подстроиться, подыграть - или просто уйти в себя

Готов к тому, что ты схватишь его, прижмешь к стене, ударишь, сделаешь что угодно. Он не станет сопротивляться, будет смотреть в глаза или за плечо
Если нет слов, чтобы защитить себя, если нет хитрости наготове, если он беззащитен - то будь что будет. Он не станет скрывать свой страх и стыдиться его, он пожмет плечами. Пришел убить - убей.

Если б я их сфотографировал для портрета


С ним она смягчается
Кровь горит, а навыки отработаны
Он кажется максимально расслабленным, беззащитным Это хищное наслаждение. Это хищник.


Он показывает себя как хищника в безопасности. Его тело напрягается, почти конвульсивно смесь страха, желания внушать страх, наслаждения, безопасности, вкуса крови, которую будет слизывать с чужих клыков - не поранившись, аккуратно... вкрадчиво. И дразня.

Ее руки обхватывают его, обнимая. Так близко к горлу. Так властно и бережно

на грани объятия и захвата

тепло тлеющих углей

И его глаза загораются. Напитываясь и откликаясь, становясь лучом,

@темы: они, не закончено

07:39 

Из тэга Игры

Сама себе автор

Ройзман

главная