..Я..
"Then FIGHT for it. Do not expect the rest of us to sit back and let you take it."
Это звучит ужасно, но вот ситуация, когда читать книгу я могу только постоянно напоминая себе и чуть ли не фетишируя на мужской пол автора. И это тем ужасней с точки зрения идеи книги.
Но иначе никак. Это адская раздирающая тебя на части боль, когда одна часть твоего "я" набрасывается на другую в остервенении. Вот эти строчки меня режут по живому.

"Разумеется, я знаю пары, где мужчина – это очень приятный и хороший парень, а женщина – на редкость неприятная личность. Однако речь не о приятных или неприятных людях. Речь не о каком-то воображаемом мире, где все мужчины плохие, а женщины хорошие. Речь идет о тирании, о страхе и запугивании, и об убеждении, что у тебя есть право вызывать у другого человека страх и запугивать. И речь об убеждении, что запугивая партнера, ты можешь рассчитывать на других людей – они будут оправдывать и поддерживать тебя. [Иначе говоря, о воспитании, мировоззрении и среде.]
Если вы трезво посмотрите на все эти факторы, то сколько женщин действительно способны создать для мужчины такую напряженную, заряженную атмосферу страха и унижения, которая всегда сопровождает домашнее насилие?
Я думаю, что очень важно говорить об этом, потому что в современном мире мужчины-насильники смогли распространить множество дезинформации. Сейчас людям стало [?] стыдно и неудобно говорить о том, что домашнее насилие – это преступление мужчин против женщин, они не могут говорить об этом, не оправдываясь и не извиняясь.
Мы должны перестать оправдываться. Все сводится к одному: вы просто описываете реальность, как она есть. И это очень важно, потому что СМИ последнее время часто намекают, что это некое равное насилие, что эта проблема, каким-то образом, в одинаковой степени актуальная для мужчин и женщин. [Ремарка: упор на массовость. В единичных случаях наверняка есть где-то и обратное. Но это не отдельная соц. проблема.]
Вы знаете, нам всем пора обратиться к простому здравому смыслу и нашему собственному опыту. Поговорите с женщинами, которых вы лично знаете. Спросите каждую из них: «Как часто у тебя были отношения с парнем, в которых ты очень сильно его боялась?» Вы узнаете, что почти каждая женщина хотя бы раз в жизни испытывала нечто подобное. Если вы зададите аналогичный вопрос мужчинам, то лишь очень и очень немногие из них знают, что такое жить с человеком, к которому ты испытываешь сильный страх.
Мужчины могли жить с крайне неприятными людьми, с которыми никому из нас не понравится жить, но это совсем не то же самое, что проводить значительную часть каждого дня, гадая, что может сделать с тобой другой человек. Это совсем не то же самое, что засыпать в одной постели с человеком, и думать, не убьет ли он тебя, не сделает ли он что-то плохое с детьми и так далее.
И я не верю в бесстрастный, научный взгляд на домашнее насилие. Я занимался научной работой, и я верю в научную работу, когда она уместна. Единственный нормальный взгляд на домашнее насилие – это гнев на то, что делают с женщинами.
Конечно, я-то могу свободно выражать свое негодование по поводу того, что делают с женщинами – я ведь мужчина! К сожалению, если женщины выражают гнев по поводу мужского насилия, то они тут же подвергаются нападкам.
Сейчас моя основная специализация – это защита права женщин на опеку своих детей. В данный момент ситуация такова, что женщины вынуждены приходить в суд после того, как их избивали, насиловали, унижали, оскорбляли, обрекали на бедность. В суде они должны спорить с мужчиной, который все это с ними делал, а сейчас спокойно врет про их отношения, а они даже не могут выразить свое возмущение или гнев в его адрес! Более того, если они выглядят возмущенными или демонстрируют гнев, то суд может поставить под сомнение их способность воспитывать детей."

Еще момент: он говорит о взрослых. [Типа, равных людях, дадада.] Вообразить себе мать-абъюзера легко и просто. Но. Незадача: а где ж отец?.. Ах ну да, вероятней всего она и воспитывает его одна. И есть шанс того, что прежде чем стать абъюзером, она сама была его жертвой. У кого ж это я читала, что клиентка потеряла сон и начала гнобить сына, видя в нем отца, после того, как увидела, что он свернул шею игрушке?
Но вот незадача. "Я много лет работаю с мужчинами, совершающими домашнее насилие, и я могу с уверенностью утверждать – никакой такой особенной душевной боли мои клиенты не испытывают. И нет никаких оснований считать, что они страдают больше, чем мужчины, не склонные к насилию."
Мне крайне тяжело думать на эту тему.

PS: Ланди Банкрофт, спасибо.
А с меня хватит. Новый перерыв в чтении. Снова до-о-о-олгий.

@темы: радужное, аргументы и факты