..Я..
Сама себе автор
Мне очень
очень
Очень
ОЧЕНЬ
тошно от всех новостей, что я читаю где-то на десятке ресурсов. Такое чувство, что мир решил, просто задался целью свернуть обратно в средневековье. Беспощадно, как любая бессмыслица, с тупой животной жестокостью какого-то маниакального больного ублюдка. Но если мир (как будто?) решил воплотить мой кошмар, то книга:

«– Слышь, а это что такое? – Джинн-Икс ткнул пальцем под ноги Джеку. Там рос цветок, подобных которому Джек не видел никогда в жизни; высотой до колена, растение состояло из толстого центрального стебля с плодом вроде цветной капусты наверху, окруженным венчиком широких, плоских листьев. Тесная сеть красных вен опутывала черенок, листья и серебристо-серый плод – который, как осознал вдруг Джек, вовсе не был цветной капустой. Это был мозг.
– Раньше я такого не видел, – признал Джек. – Я его здесь не сажал.
– Ну, не взялся же он из ниоткуда, – резонно заметил Джинн-Икс. – Похоже, его давно никто не поливал. Ну-ка, сейчас попробуем.
Он занес над цветком ладонь. С запястья закапала кровь.
– Нет, не делай этого! – забеспокоился Джек. – Не корми его.
– Извини, Джек, – сказал Джинн-Икс. – Я ведь должен заботиться о Стае, верно? Кроме того, это мое новое призвание. Я удобряю растения.
Красные вены, оплетшие растение, пульсировали, подергивались... и затем вдруг высвободились, воспряли ввысь, словно гнездо красных змей. Они корчились, извивались, становились все длиннее. Потянувшись к лицу Джека, они образовали замысловатую, волнистую паутину, разветвляясь от артерий до вен и капилляров. Багровая сетка становилась все тоньше, расширяясь, заполняя все поле зрения, весь мир... Это пугало. Это было великолепно. Это...
Зазвонил телефон. Вздрогнув, Джек проснулся, зашарил по столу в поисках аппарата. [...] Перед глазами стояло то последнее видение – затянувшая весь мир алая сеть.
Он выпил чашку кофе и спустился в подвал. Черный куб камеры пыток не изменился с тех пор, как он отсюда вышел. Никакой двери с табличкой "Студия". Джинн-Икс надежно прикован к стулу.
– Ты говорил правду, – произнес Джек.
– Мне... мне бы воды глоток, – прохрипел Джинн-Икс.
– А я нет.
– Что?
– Я солгал. Я не собираюсь излагать твою методику в Интернете. Напротив, я собираюсь прикрыться твоим именем в "Волчьих угодьях." Ты не прославишься. Очередного психопата, которого наконец поймали, не станут долго вспоминать. И я сделаю все, чтобы каждый член твоей "семейки" узнал: именно ты, и никто другой, сдал их мне.
Джинн-Икс заплакал.
– Люди редко ассоциируют слово "обольщение" с серийными убийцами, но процесс именно таков, правда? – спросил Джек. Он подобрал молоток, занес его обеими руками. – Сначала ты добиваешься доверия от своей жертвы. Люди должны почувствовать себя в полной безопасности, прежде чем сделаются уязвимыми. Это волнующий момент, не так ли? Тот момент, когда ты выдергиваешь ковер из-под их ног, чтобы сбросить их, беспомощных, в пучину ада.
– Это их вина. Они сами, мать их, виноваты...
– Тебе знакомо это ужасное, сосущее чувство где-то в желудке? – спросил Джек. – Ты чувствуешь это сейчас. Именно это чувствуют все жертвы серийных убийц. Предательство.
Отложив молоток, он поднял со стола тесак для рубки мяса.
– Это последнее, что они чувствуют.
– Нет. Нет, прошу тебя, я еще не все рассказал...
– И это – последнее, что почувствуешь ты...»
Да. ДА. ДА!